К содержанию                                                                                                                            На главную

.hack//Охотник за ИИ
Книга 1

Location2 1 

Локация.2
Падший Ангел

.: 1 :.

      Я вывел свой компьютер из спящего режима, и на экране монитора появилась моя разукрашенная вчера вечером комната. Меня аж передёрнуло от обилия в ней розового цвета.
      Ликорис терпеливо ожидала, по-прежнему держа Альбирео за руку. Так как она НПЦ, ей ничего не стоит провести несколько часов подряд в бездействии рядом с моим аватаром. К счастью, Хокуто поблизости не оказалось. Наверное, она ушла сразу после меня.
      Я снова попытался выйти из игры, но у меня ничего не получилось. Ситуацию так и не поправили. Ошибка, каковой бы она ни была, никуда не делась. Интересно, как долго это уже продолжается? Есть ли ещё игроки, которые не смогли выйти из игры? Или данная проблема имеет какое-то отношение к Ликорис? Всё-таки события в этом ключе стали развиваться только после её появления. Но каким образом квест может оказывать воздействия на системные команды? Кроме того, если смотреть на игровой процесс в целом, то, как таковой, проблемы-то и нет.
      Я открыл окно чата и прокрутил лог. Так как я не выходил из игры, то в нём остался записан вчерашний вечерний разговор.
      Хокуто: Стой! А как же я?
      Альбирео: Можешь поиграть снаружи. Я распускаю пати.
      Альбирео: Спокойной ночи.
      Я глянул на часы. Показывало 8:45 утра. Вместо того, чтобы пялиться на плоский экран монитора, я надел шлем ФМД. Игровое пространство в один момент обрело очертания реальности. Я снова переместился в тело Альбирео, и он возродился к жизни.
      Переключившись в вид от первого лица, я пошёл к двери. Можно было даже не оглядываться назад, я знал, что Ликорис безмолвно следует за мной.
      Я понял, что чтобы завершить квест Ликорис, я должен выполнить поставленную передо мной задачу. Может, тогда всё вернётся в нормальное состояние.
      Но многое ещё требовало разъяснения. Как она меня нашла в тёмном подземелье? Почему её глаза всё время закрыты? Что это за сокровища такие со странным расширением я получил?
      Неважно, чем ты занимаешься: просто бродишь в игре или же выполняешь квест – важно обыскивать каждый закоулок, чтобы найти скрытую подсказку. Обычно это что-то такое, на что ты просто не обращаешь внимания; что-то такое, мимо чего случайно проходишь, даже не пытаясь это поднять. Решение здесь только одно – надо ещё раз пробежаться по всем локациям и пытаться выделять всё подряд до тех пор, пока часть потерянной информации не будет найдена. Оставалось только одно такое место, куда я заглядывал лишь раз и больше там не появлялся. И теперь именно туда я и решил пойти.
      Не знаю почему, но подходя к двери я без всякой мысли произнёс:
      – Ну что, Ликорис, пошли.
      К моему вящему удивлению, она ответила:
      – А куда мы пойдём?
      Я выронил геймпад из рук. Быстренько подняв его с пола, я обернулся к Ликорис.
      – Что ты сказала?
      – Я спросила, куда мы идём?
      Это уже вообще ни в какие ворота. Вы видели когда-нибудь НПЦ, который в режиме голосового чата даёт вам явно не запрограммированный ответ?
      Хотя глаза Ликорис оставались закрытыми, лицо её было обращено ко мне. Я обнаружил, что мои ладони стали влажными от пота. Ещё ни один НПЦ так со мной не разговаривал. Ликорис чересчур общительная.
      – Мы идём в локацию, которая называется «Sickened, Imprisoned, Fallen Angel», – нерешительно ответил я.
      – Понятно. Орка с Бальмунгом там будут в девять часов.
      – Что за?.. – прежде чем я успел закончить фразу, Ликорис подняла вверх левую руку. Над нами образовалось яркое световое кольцо и в динамиках раздался шум такой интенсивности, что даже завибрировал мой рабочий стол. Нас затянуло в световой туннель и телепортировало за пределы моего дома.

.: 2 :.

      Я очутился посреди сильнейшей снежной бури. Весь обзор закрывали белые завихрения вьюги. То немногое, что я мог различить, представляло собой расположенные под вечным ночным небом ледяные просторы. Помимо завываний ветра, больше не было слышно никакой фоновой музыки.

Ω (Омега) сервер, Локация: Sickened, Imprisoned, Fallen Angel

      Единственное место в The World, где бушует снежная буря, располагается в локации The One Sin. Ещё это место известно как Запечатанные Земли – но кто и от кого их запечатал, никто не знает. Некоторые игроки разносят слух, что это как-то связано с заключённым в локации ангелом. Но опять же, во всей Эпитафии Сумерек, которую взяли за основу для игры, об ангелах нет ни слова.
      Печать должна быть сломана? Или её наоборот, надо защитить? Почему падший ангел находится в заключении? Этот ангел друг нам или враг? Слишком много вопросов, на которые так не хватает ответов. Эмма Вилант – писательница, которая написала Эпитафию Сумерек – погибла в автокатастрофе, а сюжет эпической поэмы лёг в основание игры ещё до того, как литературное произведение было завершено. Но даже при этом её влияние, словно древесные корни и ветви, раскинулось по всей The World. Так что во многом ответ на вопрос происхождения этой локации черпается из области мифов.
      Меня телепортировало. Так же, как до этого телепортировало из комнаты со Статуей Бога, располагающейся в глубине подземелья, прямиком в мою комнату. Не успел я и глазом моргнуть, как оказался в том месте, куда хотел попасть.
      Вообще-то, в других РПГ телепортация довольно частое явление, но в The World для перехода между городами и локациями она не используется (правда на форуме всё чаще поднимается вопрос о том, чтобы в будущем её всё-таки ввести). И единственный путь из города в локацию лежит через Врата Хаоса. Но Ликорис ломает все правила The World.
      Я решил перечитать лог.
      Альбирео: Ну что, Ликорис, пошли.
      Ликорис: А куда мы пойдём?
      Альбирео: Что ты сказала?
      Ликорис: Я спросила, куда мы идём?
      Альбирео: Мы идём в локацию, которая называется «Sickened, Imprisoned, Fallen Angel».
      – Альбирео? – губы девочки пришли в движение.
      – Да?
      – Тут очень холодно, правда? – выходящий изо рта девочки пар разрывало порывами ветра.
      Один вид арктического пейзажа вызвал у меня мелкую дрожь. Несомненно, сегодня кондиционер в кабинете опять выставлен на максимальное охлаждение. Или может дрожь вызвал прозвучавший неожиданно голос:
      – Я так и знала.
      Обернувшись на голос, я увидел приближающийся сквозь метель тёмный силуэт. Как она сюда попала?
      Голос принадлежал Хокуто.
      – Ну как Ал, ты хорошо выспался? – спросила она.
      В окружающем нас снежном безумии её бикини было совсем не к месту. Я открыл было рот, чтобы ей ответить, но словно онемел.
      – Удивлён?
      – Ч-что ты здесь делаешь? – наконец произнёс я запинаясь.
      – Эта вчерашняя парочка, как их там звали? Орка и Бульдог?
      – Бальмунг, – поправил я.
      – Какая разница. В общем, они сказали, что в девять часов утра придут сюда выполнять квест, всё верно? Я так и знала, что ты придёшь им на помощь. Один в один как ты в последнюю минуту пришёл на помощь мне. Ты можешь продолжать сколь угодно твердить своё «я играю один», но всё равно в самый последний момент окажешься рядом.
      – Поэтому ты меня тут и поджидала? Устроила, понимаешь, засаду, – последние три слова я еле сдержался, чтобы не сказать вслух.
      – Я понятия не имела, когда ты снова сядешь за компьютер, а оставаться рядом с тобой на ночь и ждать твоего возвращения мне не очень хотелось.  Поэтому я отправилась спать, хорошенько выспалась и пришла сюда сразу, как только проснулась. Я всё рассчитала, и получилось, что ты придёшь именно в эту локацию. Умно, правда?
      – Да.
      – Ну же, скажи это. Я сама умная девушка в мире. Скажи, скажи!
      – Зачем же, по-твоему, я сюда пришёл? – спросил я.
      – Чтобы помочь друзьям.
      – Вот тут ты ошибаешься.
      – Э? Тогда зачем ты здесь торчишь?
      – Чтобы посмотреть, как всё будет происходить.
      – Посмотреть? То есть, помогать ты им не собираешься?
      Теперь настала её очередь раздражаться.
      – Я ещё вчера сказал, что не буду вступать в их пати. Тем более, что уже поздно.
      – В смысле, поздно говорить им, что ты изменил мнение? Ну правда, я совсем не понимаю, отчего все парни такие упрямые. Вот скажи мне, Ал, ты почему такой упрямый?
      Я пытался не обращать на её слова внимания, но головная боль уже сверлила мне затылок.
      – Зуб даю, ты хочешь вступить к ним в команду, чтобы вместе пройти квест. Я слышала как они сказали, что это самое трудное задание в The World. И ты хочешь принять участие в его прохождении, разве нет? Ну же, признай это.
      – Я тебе уже говорил, и сейчас повторю ещё раз. Я – соло-игрок.
      – Но ведь ты сформировал пати со мной. Потому что я исключение.
      – Ты не исключение. Откуда тебе взбрела в голову такая идея?
      Почему каждый раз, когда я разговариваю с этой девчонкой, у меня начинает раскалываться голова?
      – Но ведь вчера ты сам это сказал.
      – Ничего я не говорил.
      – Врёшь! Ты сказал, что я исключение и поэтому ты создал со мной пати! Сказал! Сказал! Сказал!
      Я что, правда такое мог сказать? Я тут же спешно прокрутил лог вниз.
      Альбирео: Она единственное исключение за всё время.
      Так и есть, мои слова.
      – А ещё ты сказал, что хочешь закончить квест Ликорис вместе со мной и ни с кем другим! Неужели не помнишь, Ал?
      Я с ещё большей спешкой стал прокручивать чат.
      Альбирео: Не нужно мне отвечать. Я нахожусь в режиме шёпота, и слышать меня можешь только ты, так что просто посиди молча. А Ликорис… в общем, с ней мы разберёмся с тобой вдвоём, без посторонних.
      Она оказалась права. И о чём я только тогда думал? Да ни о чём я тогда не думал. Слишком много событий одновременно смешалось в моём мозгу, чтобы можно было за всем уследить: Ликорис, Орка и Бальмунг, странные файлы. Я говорил первое попавшееся только затем, чтобы Хокуто замолчала. Знать бы ещё, что мне наговорить ей сейчас, потому что она опять болтала не переставая.
      – Надеюсь, ты не собираешься мне наплести, что это была всего лишь отговорка, чтобы я ничего не выболтала твоим друзьям. Потому что если ты так скажешь, то как только они здесь появятся, я им тут же всё расскажу. Так и знай. Но ты ведь ничего подобного не имел в виду, Ал?
      – Конечно же, нет.
      – Тогда, давай снова создадим пати.
      Я отключил звук, чтобы она не услышала мой тяжкий вздох. Наша старая пати была распущена перед тем как мы разбежались. Я зашёл в меню и воссоздал нашу пати. И я даже подумать ещё не успел, что совершаю ошибку, как Хокуто уже меня в этом убедила.
      – Ура-а! Думаю, из нас выйдет отличная команда. Ух ты, и Лико с тобой.
      Она не могла видеть Ликорис до тех пор, пока не оказалась со мной в одной группе. Ликорис же продолжала молчать и никак не реагировала на присутствие Хокуто.
      – Вот было бы здорово, если бы она умела говорить, правда?
      Вот было бы здорово, если бы ты не умела.
      И всё-таки я ответил на её вопрос:
      – Если бы НПЦ могли вести себя как люди, то выходить в онлайн не было бы необходимости. А раз нет необходимости взаимодействовать с живыми людьми, то зачем тогда вообще нужны онлайн-игры?
      – Тогда почему ты играешь один?
      – Я общаюсь с людьми. Но участвовать в испытаниях предпочитаю один. Мне нравится решать сложные задачи.
      – Вот и неправда. Просто ты не умеешь играть в компании, вот и всё.
      – Как бы то ни было, Ликорис это НПЦ и ей нет необходимости разговаривать как мы с тобой.
      После того как мне на голову свалилась Хокуто, игра оффлайн кажется не такой уж и плохой идеей.
      – Уже почти девять, – сказала она.
      – Ты права. Надо уходить с этого места.
      – Уходить? Почему?
      – Я не намереваюсь вступать в пати Орки. И я не желаю, чтобы случайно с ними столкнувшись, они подумали, будто бы я изменил своё решение. Я только хочу посмотреть со стороны.
      – Ясно. Ну, пошли.
      – Переключи чат в режим пати, иначе они увидят наши имена, когда мы с тобой будем переговариваться.
      Мы пошли сквозь вихрящийся снег. В метели тяжело было что-либо различить.
      – Держись ближе ко мне. Не потеряйся.
      – Я нахожусь прямо за тобой, – ответила она.
      Я посмотрел в сторону карты, но её окошка на экране не оказалось. Насколько мне известно, это единственная локация в The World, где погода оказывает на игру столь сильный эффект, что ни одно средство ориентации тут не работает. Таким образом повышался уровень сложности для тех, кто решил бросить вызов The One Sin.
      – Ал, куда ты пропал? Ты где?
      Я обернулся. Хокуто позади не оказалось. Я, конечно, мог её слышать очень ясно, но куда она забрела я понятия не имел. Пока мы находимся в режиме пати, расстояние между нами не имеет никакого значения, мы всегда будем друг друга прекрасно слышать. Другими словами, ориентироваться на громкость её голоса я не мог. Единственное что оставалось – полагаться на своё зрение.
      – Здесь слишком сложно что-либо увидеть. Наверное, это какой-то глюк. Так не должно быть, – запаниковала она.
      – Ничего не глюк, просто такая специфика у локации. Хватит уже всё непонятное относить к глюкам.
      – Стой. Здесь что-то есть. Сейчас посмотрю, что это.
      – Нет! Ни с места! – прокричал я.
      Внезапно в динамиках прозвучала музыка – что-то случилось.
      – А-а! А-а-а! А-а-а-а!
      До меня тут же дошло, что она обнаружила: магический портал. Должно быть, она увидела слабый свет, и когда к нему приблизилась, портал активировался. Она высвободила монстров.
      Хокуто пронзительно завизжала и секундой спустя её полоса здоровья изменила цвет с зелёного на красный.
      Она была мертва.

.: 3 :.

      Я долго блуждал в ослепляющей метели, но в конечном итоге нашёл призрак Хокуто. К сожалению, в отличие от реального мира, в этом мире смерть не являлась концом всего. И уж тем более концом её жалоб.
      – Почему ты ничего не делаешь? Это ужасно. Спаси меня.
      – Как я могу тебя спасти, когда ты уже мертва? Тебя уже поздно спасать.
      – Ну так сколдуй или ещё чего-нибудь сделай.
      – Сейчас меня больше волнует тот, кто тебя убил…
      Неожиданно я увидел несущегося на меня ледяного монстра. Снежная буря скрывала его до тех пор, пока он не оказался прямо перед моими глазами. Я мгновенно сделал выпад алебардой, но промахнулся, затем тут же отскочил назад, уклоняясь от когтей и клыков монстра. С каждым его попаданием по мне, полоса моего здоровья убывала большими порциями. Монстр оказался очень сильным, а ведь это даже не босс.
      Мне пришлось потратить целую минуту на то, чтобы его убить. Если вся здешняя мелочь такая же сильная, тогда понятно, почему локация до сих пор не пройдена. Не успел первый монстр раствориться, как снова проявил себя второй. К счастью этот монстр если и мог мне чем-то навредить, так только своей болтовнёй.
      – Давай быстрее! Воскреси меня!
      – Хорошо-хорошо. Ты только не кричи, – я прокрутил список моих предметов в поисках воскрешающего зелья.
      – Поверить не могу, что ты меня бросил. Ты же сильнее, а значит должен меня защищать. Эй, ну чего ты ждёшь?
      – Я передумал.
      – Что?!
      – Это будет лишней тратой моих зелий, – я закрыл меню выбора предметов.
      – Ты о чём?
      – С твоим низким уровнем здесь ничего не светит. Тебя снова убьют в одно мгновение. Так что тебе лучше оставаться мёртвой. Это будет наилучшим вариантом.
      На самом деле это отличный вариант. Теперь мне больше не придётся отвлекаться на то, чтобы каждые пять секунд её защищать.
      – Ах ты бессердечный паразит! – прокричала она.
      – Ты же сама только что завела речь про «должен меня защищать».
      К тому же, это не я её бросил. Она сама оказалась настолько рассеянной, что не смогла достаточно сосредоточиться на том, чтобы следовать за мной. Она получила то, что заслужила.
      – Ни за что! Я не стану ходить как неприкаянная тень.
      – У тебя нет выбора. Ну всё, пошли!
      Теперь больше Хокуто на мою игру никак не повлияет, правда она всё ещё может идти за мной и недоедать. Но так как теперь она может общаться только в патийном чате, никто посторонний её не услышит. Повезло.
      Плохая погода замедляла моё продвижение вперёд, поэтому я использовал Талисман Скорости (прим. пер.: 快速のタリスマン – кайсоку но тарисуман – скоростной талисман), чтобы можно было обследовать как можно большую площадь заснеженной пустоши. Кроме магических порталов, других объектов на поверхности не существовало, а это сильно сказывалось на ориентировании. Так как карта была скрыта, я понятия не имел ни где я нахожусь, ни в какую сторону двигаюсь, поэтому я старался идти строго по прямой линии.
      – Куда мы идём, Ал?
      – В центр бури.
      – Зачем?
      – Там должен находиться босс.
      Я подумал, как должно быть сюрреалистично наша компания выглядит со стороны: девочка в красном платье и молодая девушка в бикини идут посреди снежной равнины. В реальной жизни наша одежда для такой погоды была бы более чем скромной.
      – Ал, ты уже был здесь раньше?
      Почему она упорно продолжает звать меня Алом?
      – Да, однажды. Я сражался с боссом из другого квеста.
      – Ты победил?
      – Нет.
      – Значит, сбежал?
      – Не совсем.
      – Так что же произошло?
      – Он меня убил.
      – То есть, даже великий воин Ал время от времени погибает?!
      – Совершенно верно.
      – Как это случилось?
      – Когда я сюда пришёл, я преследовал совершенно иную цель, так что оказался не готов к бою. Изначально я собирался исследовать локацию, чтобы позднее рассчитать стратегию её зачистки. Но когда перед тобой появляется босс, у тебя не остаётся иного выбора кроме как сражаться.
      – Или убежать.
      – Я так и собирался сделать, но для начала я хотел посмотреть, есть ли у него какие-нибудь слабости. Их у него не оказалось. Ни одной из тех, которые можно было бы выявить. Я всё перепробовал – различное оружие, боевые заклинания, заклинания всех стихий: земли, воды, огня, дерева, грома и тьмы, – но ничего у меня не получилось.
      – Может, его действительно нельзя победить?
      – Ну почему же. Я на форуме встречал сообщения, что какие-то повреждения боссу всё же наносились. Вот только ни одно не разъясняло, каким образом они были нанесены. Возможно, что это просто слухи. Во всяком случае, всё меньше и меньше игроков приходят сюда выполнять квест, потому что нельзя бросаться в бой против монстра, предварительно не составив стратегию нанесения ему повреждений. Но какая-то методика победы всё же существует.
      – Как ты можешь быть в этом уверен?
      – Вспомни, что сказал Орка. The World – отличная игра.
      Он в это верит. И я тоже.
      Мы разговаривали не прекращая движения, но время от времени я останавливался, чтобы проверить направление ветра. Я знал, что он дует от центра локации. Именно это помогало мне удерживать правильный курс движения. И вот, наконец, я увидел её.
      – Ал, смотри! Это же стена изо льда!
      Перед нашими глазами предстала тянущаяся вверх ледяная гора. По её склону была проложена ведущая к вершине узкая тропа. Мы ступили на эту тропу.
      – Это тут? Именно здесь проходит квест?
      – Да.
      Когда мы подошли к самой вершине, метель внезапно утихла. Мы поднялись над самыми облаками, но звук бури всё ещё был слышен за нашими спинами. Как только мы вышли на плоскую вершину ледяной горы, я смог наконец-то ясно разглядеть окружающее пространство. В центре плато находились Орка с Бальмунгом, лицом к лицу стоявшие перед существом, которое было настолько чудовищно огромным, что его с трудом можно было рассмотреть целиком.
      – Это… – голос Хокуто оборвался.
      – Да, – я смотрел на разворачивающуюся передо мной картину. – Это The One Sin!

.: 4 :.

      – Ал! Ал! Ал! Какой он… огромный!
      Это ещё мягко сказано. Орка с Бальмунгом рядом с ним казались букашками. Его размер был таким большим, что босс целиком не влезал в экран. Его туша, сотканная из света и энергии, имела сходство с динозавром. И свет, текущий сквозь его неподдающуюся описанию форму, имел все оттенки, словно преломленный призмой.
      Орка с Бальмунгом стояли перед Спектральным Драконом.
      Звуки битвы мощными взрывами и скрежетом металла разрывали воздух.
      – Орка! Бальмунг! – закричала Хокуто, но её голос был слышен только мне. И это даже к лучшему, потому что им совершенно нельзя отвлекаться на ненужные разговоры.
      – Вот уж не ожидал, что они ввяжутся в бой без третьего игрока! – пробормотал я удивлённо.
      – Ты же сам им отказал.
      – Знаю. Но я думал, они найдут себе в помощь кого-нибудь ещё. Неужели они никого не нашли?
      Им хорошо было известно, что The One Sin считается непобедимым монстром, поэтому им как минимум нужно было собрать против него полную пати. С другой стороны, зная репутацию The One Sin, любой, к кому они обратились за помощью, мог посчитать эту миссию самоубийственной. Как бы то ни было, прямо сейчас перед гигантским драконом стояло всего два человека.
      У меня возникло желание ввязаться в битву и помочь им, но я тут же подавил его на корню.
      – Они не наносят ему урона, – крикнула Хокуто.
      С нашего положения были видны очки повреждения и восстановления, которые появлялись над их персонажами. За каждой атакой Орки и Бальмунга следовало ноль очков наносимого противнику урона. В противоположность этому, атака чудовища своим разноцветным дыханием снимала их очки здоровья так легко, словно они оба были персонажами первого уровня.
      – Дракон своим дыханием может осуществлять несколько видов атак. Кроме того, каждая атака накладывает дополнительный отрицательный эффект, типа парализации или отравления, которые продолжаются даже после того как атака монстра была завершена, либо же накладывается эффект снижения защиты и атаки персонажа. Но хуже всего то, что дыхание дракона бьёт по площади!
      Они были обречены. Дракон ослабит их издалека и только затем подойдёт ближе, чтобы убить.
      Внезапно из-за спины монстра показался его хвост, которым дракон нанёс Орке сильнейший удар.
      – Берегись! – вскричала Хокуто.
      Но было уже поздно. Орка умер.
      Правда, ненадолго. Бальмунг тут же использовал зелье воскрешения, чтобы вернуть к жизни своего партнёра. Затем Орка выпил Благородное Вино Шимы – зелье, которое полностью восстанавливает здоровье и ману (прим. пер.: 尊酒シーマ – сонзакэ шиима – благородоное вино Шимы).
      – Неплохо, – проговорил я себе под нос.
      – Что?
      – Орка намеренно позволил себя убить, чтобы избавиться от побочного эффекта драконовой атаки. Теперь он здоров и полон сил, словно только что вступил в битву.

Location2 2

      Это была уникальная стратегия, которой Орка с Бальмунгом, похоже, собирались придерживаться. Соло-игроками как я, такая стратегия никогда не используется.
      Их пара слаженно работала друг с другом, применяя порой невероятные сочетания умений, пробуя различные стратегии боя, чтобы посмотреть, как дракон на них отреагирует.
      Так же как и я ранее, Бальмунг с Оркой взяли с собой кучу разного оружия и использовали заклинания всех шести стихий во время своих атак на The One Sin. Полагаю, любой серьёзный игрок думает в том же ключе. Это великолепная стратегия. Но, к сожалению, не работающая.
      Внезапно мерцающий The One Sin отступил назад и так высоко поднял в небо голову, что мне пришлось перемещать камеру, чтобы проследить за ним. Я знал, что последует далее.
      – Плохо дело.
      – Ал?
      – Этой атакой он меня и убил.
      Одним ударом он нанёс мне такой урон, что с меня снялось максимально возможное число очков жизни.
      С нахлынувшими горькими воспоминаниями я глядел на происходящее. Раздалось звуковое сопровождение: глубокая трель вибрато усилилась и увеличилась в громкости. Затем огромная туша обрушилась вниз, словно железный молот на наковальню, скрывая под собой Бальмунга. Во все стороны брызнули искры.
      На время Орка заколебался, обдумывая свой следующий шаг. Это ему дорого стоило – следующий удар The One Sin пришёлся на него, сбив его очки жизни практически в ноль.
      И тут в пылу битвы показался Бальмунг.
      – Он выжил, – вскричал я.
      – Но они так и не нанесли монстру повреждений. Им не победить!
      Она была права. Возможно, The One Sin действительно непобедим и этот квест нельзя пройти.
      Но двум сильнейшим в The World мечникам такие мысли в голову даже и не приходили. Они продолжали методически наносить удары, выискивая слабости противника. Но пока ещё ни одной не нашли.
      – Безнадёжно. Почему они не убегают?
      – Подожди.
      Я увидел, как они сменили стратегию. Орка с Бальмунгом прекратили свои атаки.
      – Что они делают? Они что, сдурели? – страстно, аж задыхаясь, прокричала Хокуто.
      Но в тот момент, когда воины перестали нападать, остановился и монстр.
      На землю опустилась тишина. Все звуки затихли.
      – Поверить не могу.
      – Что такое? Что происходит? Игра глюканула? Они не шевелятся.
      – Они поняли, как его победить.
      – Что они для этого сделали?
      – Ничего. Они ничего не сделали.
      Монстр атакует с той же агрессией, какую он получает от противника.
      – Ничего?! – спросила Хокуто. – Чушь какая-то.
      – The One Sin не станет нападать на человека, пока тот первым на него не нападёт, – объяснил я.
      – Как это?
      Спектральный Дракон оставался неподвижным. Вот интересно, о чём сейчас переговариваются между собой Орка с Бальмунгом?
      Наконец Орка пришёл в движение. Разрывая тишину, он запустил атаку. В этот раз вместо меча он использовал против The One Sin заклинание, основанное на огненной стихии (прим. пер.: в американском лицензионном переводе дано «водная стихия», но это явная ошибка, которую несложно вычленить проанализировав дальнейший текст). В ответ из пасти дракона вырвалось пламя огненного заклинания. Одновременно с этим Бальмунг взвился в воздух и нанёс существу удар, скомбинированный из физической атаки мечом и водяного заклинания. Удар пришёлся на шею дракона. Монстр содрогнулся. Впервые за всё время боя ему был нанесён урон.
      – Вот оно! Своим дыханием The One Sin может производить любые атаки с атрибутами присущими шести стихиям: земли, воды, огня, дерева, грома и тьмы. И он всегда применяет ту же атаку, которую провели против него. Другими словами, его атака зеркальна твоей. Но у стихий есть свои слабости. То есть, вода побеждает огонь, огонь побеждает дерево и так далее. Если они станут контратаковать против его стихии, своей превосходящей стихией, то смогут нанести колоссальный урон.
      – Потрясающе! – прошептала Хокуто.
      Меня восхищала их способность оценивать ситуацию по ходу боя. Не думаю, что у меня получилось бы так же.
      Я смотрел, как они продолжают атаковать и контратаковать. Существовал лишь краткий миг, в который контрудар мог привести к урону, и Орка с Бальмунгом благодаря прекрасной слаженности наносили в этот миг стремительный удар. Очевидно, что в одиночку дракона не победить. В то же время, пати из трёх игроков будет вносить в бой слишком большую сумятицу. В результате так никто и никогда не поймет, что же именно нанесло боссу урон. И только два персонажа могли нанести поражение The One Sin.
      Но монстр пока ещё был жив!
      Два воина продолжали сражаться – лишь сейчас у них появился хоть какой-то шанс на победу. Они должно быть в бешеном темпе сейчас согласуют через интернет свои атаки. Удары следовали один за другим. Синхронизация Орки с Бальмунгом была превосходной.
      И вот, наконец, Бальмунг издал дикий крик и нанёс врагу «укол милосердия» – из его рук вырвался язык пламени и последние из 65.536 очков жизни The One Sin исчезли.
      С противным рёвом монстр обрушился на ледяную твердь.
      – Они победили, – в благоговейном трепете прошептала Хокуто.
      – Они повергли легенду, – добавил я.
      Вся локация окрасилась в семь цветов Спектрального Дракона, и пока тело его таяло и исчезало, вокруг нас образовался туман. А затем на горизонте появилась полоса света.
      – Ал! Ты только посмотри! – закричала Хокуто.
      Я находился в недоумении. Земли извечной тьмы были покорены, и впервые за всё время на них забрезжил рассвет.

.: 5 :.

      Солнечный свет заполнил трещины в ледяной стене, и окружающие нас тьма и лёд, включая ледяную поверхность на которой мы стояли, растаяли в одно мгновение! Внезапно мы оказались подвешенными в тумане, так как все твёрдые поверхности исчезли. Мы словно плавали в эфире.
      – Внизу что-то есть. Что это, что это? – опять закричала Хокуто.
      Под нами я увидел фигуру. Как если бы кто-то был вморожен в лёд. Затем я разглядел крылья.
      – Ангел? – удивился я вслух.
      – Ангел? – переспросила Хокуто.
      Получивший избавление от уз, ангел расправил крылья и взмыл вверх из своей тюрьмы. Возможно, он стремился на небеса, а может просто хотел сбежать из преисподней. Как бы то ни было, теперь и тени нет сомнения в том, что Орка с Бальмунгом зачистили локацию The One Sin.
      – Что это значит? – спросила Хокуто.
      – Не знаю.
      – Ал?
      Ангел пронёсся мимо нас и растворился высоко в небе. Вместе с собой он унёс из этого мира и снежную пелену, возвращая локации её настоящий ландшафт. Теперь, когда снег пропал, эта локация больше ничем не отличалась от других локаций The World.
      – Карта вернулась! – облегчённо раздался голос Хокуто.
      С помощью Сферы Феи я увидел, что расположение подземелий вернулось в норму.
      – Прохождение квеста вернуло локации её прежний вид.
      – Но ведь это не мы её прошли.
      – Некоторые квесты проводятся всего лишь раз. Даже само название The One Sin говорит о том, что это однократное мероприятие. Больше это приключение пройти никому не светит.
      – Ух ты! Это значит, что ангела, которого мы видели…
      – Больше не увидит никто. Нам посчастливилось оказаться в нужное время в нужном месте.
      Вдруг с неба посыпались прекрасные ангельские перья. Несмотря на то, что сам ангел уже давно улетел, за собой он оставил, словно самолёт конденсационный след, свои перья.
      – Альбирео, пожалуйста, найди перо, – раздался голос Ликорис. Давненько её не было слышно. – Моё перо.
      Дождь из танцующих над нами перьев, как и ранее снег, был всего лишь фоновым элементом. Его нельзя было выделить.
      – Ты уверена?
      – Да, Альбирео. Найди моё перо.
      Трудная предстоит задача. Я стал спешно пытаться выделить сотнями падающие с неба перья. И вдруг я его увидел. Единственное красное перо, плывущее вдалеке. Должно быть, именно о нём Ликорис и говорила. Все остальные перья были белоснежными, но это было таким же красным цветом, что и платье девочки.
      Я побежал к перу, и как только оно оказалось в радиусе захвата, тут же подцепил его.
      Вы получили eye.cyl!
      На этот раз странное расширение файла меня уже не удивило.
      – Пожалуйста, передай мне eye.cyl, – тихо прошептала Ликорис.
      В отличие от прошлых файлов, значение этого я, наконец, разгадал. Это было слишком очевидно.
      – Пожалуйста, передай мне eye.cyl, – повторила девочка.
      Но какое отношение всё это имеет к The One Sin? И почему в названия файлов заложены базовые понятия?
      – Что случилось, Ал? Ты куда так рванул? – спросила Хокуто.
      Я оставил её вопрос без внимания. Вместо этого я повернулся к Ликорис, и с помощью команды торговли передал ей перо.
      – Спасибо, Альбирео, – сказала она.
      Как я и подозревал, только она получила файл, её глаза тут же раскрылись.
      – Ты меня видишь? – спросил я.
      – Да. Спасибо, Альбирео, – лицо Ликорис озарила широкая улыбка.
      Так как именно я запустил квест Ликорис, то возможно только я и мог выделить перо. Уверен, именно поэтому она меня сюда и привела.
      Неожиданно окружающее пространство снова завибрировало и нас опоясало световое кольцо. На этот раз подобное меня уже не удивило. Хокуто же напротив, начало трясти от возбуждения.
      – Альбирео, что проис… – её голос потонул в звуке заклинания Ликорис. Она снова нас куда-то телепортировала.

К реальности                                                                                                                            К локации 3