К содержанию                                                                                                                            На главную

Мэг и Серон II:
«Летние каникулы 3305 года» (Часть 2)
  Сон Серона

     Меня зовут Серон.
      Полностью моё имя звучит как Серон Максвелл. В настоящее время мне пятнадцать лет и я учусь в девятом классе старшей школы. Я родился третьего дня третьего месяца 3290-го года по Всемирному календарю.
      Я родился в Рокшенуксской Федерации (сокращённо Рокше), расположенной в восточной части единственного на планете континента. К моменту моего рассказа война между Рокше и находящимся в западной части континента Соединённым королевством Безель-Ильтоа (сокращённо СоБеИль) уже закончилась. На планете наконец-то наступили мирные времена.
      Я мало что помню из своего детства, кроме того, что я некоторое время являлся разбалованным сыном богатого семейства. Когда мне было четыре года, из-за романа отца на стороне мои родители развелись. Мама забрала меня и мою только что родившуюся младшую сестру Лиину в свой родной город. После этого наша фамилия сменилась на «Максвелл».
      С вырученных по разводу алиментов мама открыла основанный на замороженных продуктах бизнес и в мгновенье ока добилась успеха. Вместе с этим очень быстро сменилось и место нашего проживания. Поначалу мы жили в маленькой комнатке расположенного в спальном районе города многоквартирного дома. Потом переехали в обычную квартиру средних размеров. Затем в дорогущие апартаменты. После этого мы взяли в аренду отдельный дом. И наконец, мы переехали в роскошнейший особняк в элитном жилом районе.
      В спальном районе города за нами с Лииной приглядывали соседские бабушки, потом появилась экономка, а затем и она сменилась на горничных и дворецкого. Быстро меняющаяся обстановка была одновременно и удивительной и забавной.
      Жизнь в младшей школе проходила довольно неплохо. Из большого числа учащихся в нашей школе детей спального района, только я и Лиина приезжали учиться на машине с телохранителем. Хотя я никогда не чувствовал неприязни по отношению к себе, но, как мне кажется, дети старались держаться от меня на некотором расстоянии.
      Благодаря этому я больше времени уделял учебе, и оценки у меня всегда находились на высоте. Решив поступать в университет, я с двенадцати лет стал посещать старшую школу. В Рокше нельзя получить высшее образование, если не окончена старшая школа. Большинство же моих школьных друзей выбрали вместо университета профессионально-техническое училище.
      Именно тогда мама предложила свой вариант:
      – Серон, дорогой, а ты не хочешь поучиться в старшей школе Столичного Округа?
      Она сказала, что столичная старшая школа, в которой учатся дети из высших слоёв общества, намного лучше местной школы. В ней я смогу учиться, развлекаться и заводить друзей своего уровня.
      Я согласился с этой идеей и решил посещать самую знаменитую школу Особого Столичного Округа – 4-ю старшую школу.
      Столица Рокше находится за много сотен километров от моего дома. Такое расстояние необходимо преодолевать на междугороднем поезде. А так как ежедневные поездки домой в таком случае не представляются возможными, то меня автоматически записали на проживание в общежитии.
     
      Я спал и видел сон.
     
      Внезапно пришло осознание, что мне двенадцать лет, и что я стою у входа в общежитие.
      Я стоял один, на мне школьная форма ученика старшей школы, а в руке сумка.
      У входа новоприбывших жителей общежития радушно приветствовали старшеклассники, помимо них до слуха доносились голоса регистрирующих жильцов комендантш – так проходила церемония заселения в общежитие.
      Бросив случайный взгляд в сторону…
      – Привет Серон!
      Я увидел двенадцатилетнее лицо моего лучшего друга Ларри. Мальчик со светлыми волосами и голубыми глазами был одет в мешковатый пиджак.
      Но если мне не изменяет память, мы с ним тогда ещё не успели познакомиться.
      Ларри Хепбёрн был добрым и общительным малым, происходящим из длинного семейного рода рыцарей и солдат. Мы с ним впервые встретились, когда он на самом первом уроке в школе сел рядом со мной.
      На церемонии заселения в общежитие на мне надет пиджак – но не от школьной формы – и я стою рядом с одетой в синий деловой костюм мамой.
      Ах, да… это же сон. Пятнадцатилетний я сплю. Вот почему все мои воспоминания так спутаны. Тогда всё понятно.
      Я поздоровался со своим другом. Сейчас он на три года младше, чем в действительности, и на нём надет спортивный костюм с вышитой на груди фамилией «Хепбёрн». На самом деле, его в то время там не было.
      – Вот мы и снова встретились. Поговорим попозже…
      – Ага, обязательно! Ведь наше «первое» знакомство ещё впереди!
      Помахав рукой, Ларри исчез…
     
      Не успел я опомниться, как уже оказался в классе. Рядом со мной на уроке рокшенуксского языка сидел Ларри в летней школьной форме. От доски доносился голос учителя Мардока.
      Старшая школа – замечательное место для учёбы. Она полна желающих поступить в университет и влиться потом в элиту Рокше. В ней куча учебных классов и отличная библиотека. Школьная территория отделена от остального города, что для меня просто идеально. И кроме всего прочего, все школьники в ней страстно стремятся к знаниям (ну ещё бы).
      Так как многие ученики данной школы происходят из богатых и знаменитых семей, то никто не удивился, когда они услышали что моя мама президент «Замороженных продуктов Максвелл». Их больше потрясло то, как издалека я приехал учиться.
      Но у меня возникла совершенно другая проблема.
      – Привет, Серон. У меня дома будет вечеринка. Не хочешь прийти?
      – Максвелл… как насчёт пообедать со мной?
      – Серон, тебе кто-нибудь нравится?
      С самого первого урока девчонки не прекращали попыток со мной поговорить. Вообще говоря, у меня на примете никого не было, и я не понимал, почему они меня спрашивают о подобном.
      Когда я рассказал об этом Ларри, он недоверчиво на меня посмотрел:
      –То есть, до тебя не доходит?
      – Что именно?
      – И правда не доходит! Ну даёшь! Хотя, ты в своём репертуаре. Значит, ты действительно ничего не понял!
      – Нет. О чём ты говоришь?
      – У тебя же очень красивая внешность!
      – …
      Именно так всё и обстояло. До сего момента я никогда об этом толком и не задумывался, но у меня на самом деле красивое лицо и я пользуюсь популярностью у девчонок.
      – Теперь, когда ты поступил в столичную школу, ты можешь попробовать более элегантный образ, – так сказала мама.
      В младшей школе я носил довольно короткие волосы, но по её совету я начал их отращивать. Может именно из-за этого я и стал «невероятным красавчиком Сероном Максвеллом».
      Иногда это была одноклассница…
      Иногда, случайно встреченная во дворе незнакомая школьница…
      Иногда, обедающая в кафетерии девчонка…
      Иногда, жительница общежития…
      Кто-то из них был моего возраста, кто-то из старших классов, а после того как я перешёл в восьмой класс, то прибавились и младшеклассницы.
      – Давай встречаться?!
      Я уже и не припомню, сколько раз я слышал это предложение. И каждый раз мне приходилось с глубочайшими извинениями его отвергать.
      – Ох-х…
      – Ещё одно извинение, Серон? Тяжело тебе.
      – И не говори… Ларри, что это означает – встречаться с кем-то?
      – Ну-у… гхм… Это когда два человека имеющие друг к другу романтические чувства проводят время вместе.
      – Что это за чувства?
      – Это-о… когда находясь с кем-то рядом, ты чувствуешь большее счастье, чем с кем-либо другим в мире. Наверное, как-то так.
      – Ясно… Никогда ничего подобного не ощущал.
      – В общем, когда будешь кого-то отвергать, постарайся причинить ей поменьше боли.
      – Ларри, ты так много всего знаешь.
      – Я вычитал это в журнале.
      – Хорошо. Теперь при отказе я буду извиняться должным образом.
      Я уже и не припомню, сколько раз после этого разговора мне пришлось отказывать.
      Поговорив с Ларри ещё, я узнал, что отношения, как правило, начинаются с «любви с первого взгляда».
      Поэтому, когда мне признавались…
      – Сейчас я увидел тебя впервые в жизни, но не влюбился.
      Я старательно избегал произносить такие слова.
      – Вот это правильно, Серон. Если ты такое скажешь, кто-нибудь тебя может и ножом пырнуть… Уверен, что однажды ты найдёшь себе подходящую девушку.
      Даже во сне Ларри остаётся надёжным другом. Кстати, сейчас он сидит рядом в промокшей от пота футболке.
      Моя жизнь в стершей школе шла своим чередом…
      Я перешёл в девятый класс.
      И встретил её.
     
      – Значит, это была любовь с первого взгляда. Теперь я понял.
      Но я не мог себе позволить сильно впечатлиться этим фактом, поскольку шёл 3305-й год по Всемирному календарю и начался первый день нового триместра. Я выбрал рисование в качестве предмета по изобразительному искусству и таким образом учебный год для меня наступил.
      В тот момент, когда я её увидел – она села в левом углу кабинета рисования – мой мир перевернулся.
      Её длинные чёрные волосы завязаны в хвостики. Она обладала светлой кожей и тёмными глазами. Она сияла словно луч света в тёмной комнате. Она была прелестной, стильной, красивой. Существовал ли во всём мире хоть кто-нибудь прекраснее её? Я чувствовал себя словно во сне. Хотя, прямо сейчас я действительно сплю и вижу сон.
      – Ты прав, Серон! Это и есть «любовь с первого взгляда»!
      На Ларри была надета тёмно-красная водолазка с надписью «Армия» на груди. Вместо изобразительных искусств он выбрал уроки музыки, поэтому в реальности его тут не было.
      – Ч-что мне делать?.. – прошептал я во сне Ларри.
      – Всё, что только от тебя зависит. Для начала подойди и заговори с ней. Это основы основ.
      – Т-точно, т-ты п-прав.
      – Ты же хочешь узнать о ней побольше?
      – Д-да.
      – Тогда, Серон Максвелл, поговори с ней. Прямо как все те девчонки, которые последние два года пытались с тобой поговорить. Именно так всё и начинается. А теперь, поднимайся с места и заведи небольшой разговор.
      Вошёл учитель, поэтому я проигнорировал Ларри, которого на самом деле здесь не было, и стал слушать урок.
      – Заговори с ней, Серон! Заговори с ней, Серон! – громким голосом поддерживая меня, закричал Ларри в накинутом на плечи коричневом пальто, и захлопал над головой в ладоши
      – Но я не могу заговорить с ней во время урока.
      – Да кого это волнует?! Забей на учителя!
      – Я не могу.
      – Даже во сне ты остаёшься примерным учеником.
      Учитель коротко поведал нам о содержании учебного курса, после чего предложил классу разделиться на пары и нарисовать портрет своего напарника.
      – Вот оно! Это твой единственный шанс из тысячи, Серон. Она сидит практически рядом, так что просто заговори с ней. Действуй решительно. Судя по всему, она не из тех, кто самостоятельно может начать разговор, так что помоги ей. К тому же, ты тоже очень хорошо рисуешь.
      – Х-хорошо…
      Я сглотнул. Сердце у меня в груди колотило как ненормальное, и чтобы успокоиться, я сделал глубокий вдох. В этот момент…
      – Мэгмика приехала к нам из СоБеИль. Кто-нибудь хочет стать её партнёром? – неожиданно спросил учитель.
      Сидящая у меня на виду девочка с хвостиками слегка вздрогнула.
      – ?..
      Я опоздал на полсекунды.
      – Би чиний хамтрагч болно. (прим. пер.: на самом деле, в оригинале на японском языке на месте фразы просто проставлены крестики. Я же написал на монгольском языке, чтобы буквы были похожи на наши, а слова нет. Саму фразу я взял из концовки второго тома «Лилия и Трейз»)
      Раздался космический язык.
      Я, конечно, понимал, что эти слова произносит человек, но для меня они звучали бессмысленно. Голос исходил из уст одноклассницы.
      – !..
      Девочка с хвостиками широко раскрытыми тёмными глазами посмотрела на стоящую справа от неё хозяйку голоса. У той были длинные каштановые волосы, и выглядела она очень уверенной в себе и энергичной. Если попробовать выразить её внешность одним словом, то она была «сильной».
     
      – Ты чего мешкаешь, Серон? Ещё не поздно!
      Когда я нарисовал лицо ставшего моим партнёром одноклассника, Ларри – одетый в школьную форму – начал меня подначивать.
      Девочка с хвостиками и уверенная в себе девчонка сидели лицом друг к другу. Они рисовали и без остановки болтали. Я мог слышать их голоса, но не понимал ни слова. Но даже я мог сказать, что им было весело.
      Я себя ненавидел.
      Я ненавидел себя за то, что пусть даже она сидит рядом, я не могу её понять. За то, что пусть даже она сидит рядом, я не могу с ней заговорить.
      Когда урок закончился, я всё ещё продолжал себя ненавидеть.
      Мой партнёр посмотрел на нарисованный мною портрет:
      – А ты хорошо рисуешь… Собираешься стать иллюстратором? – спросил он, но я вовсе не собирался становиться художником.
      Затем он добавил:
      – Я не так хорошо рисую, как ты, но я старался изо всех сил.
      Он показал мне моё лицо.
      На рисунке был изображён готовый расплакаться мальчик.
     
      К тому времени как в начале лета уроки рисования закончились, я не слишком многое успел о ней разузнать. Её звали Штрауски Мэгмика, и она приехала из СоБеИль. Вот и всё.
      Большую часть урока она проводила за разговорами с каштановой девчонкой. Из-за того, что они болтали на космическом языке, вокруг них создавалась недоступная для других атмосфера. Со стороны казалось, что им друг с другом весело, и потому никто не пытался вмешаться.
      Я начал общаться со своим партнёром, которого выбрал на первом уроке, а позднее к нам присоединилось и несколько одноклассниц.
      Остаток триместра пролетел довольно быстро, и за это время я отверг ещё кучу поклонниц.
      – Блин, я так хочу тебе помочь, – всё время ворчал Ларри, пока, наконец, не растворился словно туман.
     
      Ларри исчез, и кабинет рисования тоже исчез. Только девятиклассник я остался стоять один во тьме.
      Не было никого, кто мог бы мне помешать.
      Если сейчас передо мной появится Мэгмика, я смогу с ней заговорить. Смогу назначить свидание.
      – Нет, ты не сможешь.
      Я обернулся на голос. Там стоял любимый всеми девчонками школьник. На нём надета школьная форма, у него чёрные волосы и серые глаза.
      Это же…
      Серон Максвелл…
      Я…
      Моё лицо не выражало никаких эмоций.
      – Ты безнадёжен. Сдайся уже. Вы с ней никогда не будете встречаться.
      Это кошмарный сон.
      Он мне не нравится.
      Я хочу открыть глаза.
      – Ты безнадёжен. Безнадёжен…
      Нет, я не…

*  *  *

     Когда я открыл глаза, то обнаружил, что нахожусь в комнате.
      Я сидел на одном диване и смотрел на расположенный напротив через журнальный стол второй, а также на полку за ним. Комнату освещал проникающий из окна свет.
      Я ещё не до конца проснулся. Осознание, где я нахожусь и сколько сейчас времени, пока ещё не пришло.
      – Серон, как ты себя чувствуешь? Похоже, тебе приснился кошмар.
      Слева от меня раздался женский голос. Я медленно повернул голову налево.
      – !
      Мэгмика глядела на меня взволнованным взглядом. Она пыталась заглянуть мне в лицо? Наши лица находились на расстоянии в паре десятков сантиметров.
      Её большие тёмные глаза смотрели прямо на меня.
      – Всё хорошо, – быстро ответил я. Похоже, я всё ещё сплю. – Да. Со мной всё хорошо.
      – Ты точно уверен? Не стоит перетруждаться.
      При звуке нежного голоса Мэгмики я вспомнил: и где я нахожусь, и что я здесь делаю.
     
      Меня зовут Серон.
      Полностью моё имя звучит как Серон Максвелл. В настоящее время мне пятнадцать лет и я учусь в девятом классе старшей школы.

К главе 13                                                                                                                              К рассказу 2