К содержанию                                                                                                                            На главную

Мэг и Серон VI:
«Повседневная жизнь в 4-й Старшей школе»
Глава 3 – Куда бы ты ни попал, ты будешь на своём месте...

     Тридцатый день десятого месяца 3305-го года по Всемирному календарю.
      – Погода прекрасная! И место хорошее! – радовался Ларри Хепбёрн, его глаза цвета ясного голубого неба и белоснежные зубы сверкали.
      – Да. Идеальный день для прогулки за городом. Я даже чувствую запах травы, – глядя на улыбающегося Ларри, со своим обычным безразличием вставил замечание Серон Максвелл.
      – Очень милое местечко! Сегодня мы постараемся от души! Ура-а! – глядя на двух мальчиков воскликнула Штрауски Мэгмика, с решительным видом вскидывая кулак правой руки вверх.
     
      Все трое стояли посреди моря из травы.
      Под ясным осенним небом раскинулась светлая зелень. Деревья и трава тянулись бесконечно по равнине, и ни единый порыв ветра не уносил с собой комфортную температуру.
      Широкий деревянный тротуар змеёй вился по земле, ведя от поляны и в лес.
      Рядом с тротуаром находился деревянный знак…
      [Природный парк Восточного Клэра. Установка палаток, розжиг костров, курение и стрельба из огнестрельного оружия на территории парка запрещены.]
      Он сообщал о том, где они сейчас находились.
     
      Здесь они были не одни.
      Вместе с ними на поляне собралось порядка сотни мальчиков и девочек в одинаковых спортивных костюмах, похожих на форму 4-й Старшей школы Столичного Округа.
      Компанию им составляли порядка двадцати учителей в учительских спортивных костюмах такого же покроя, но другим цветом.
      И, наконец, около десятка телохранителей в чёрных деловых костюмах приглядывали за всеми ними.
      Засаженная травой площадь была порядка двести метров шириной и длиной. Она находилась у входа в парк, и на одном её конце располагался большой бревенчатый дом, служащий административным помещением. Тут же находились и туалеты, – тоже построенные из брёвен.
      Школьники разбрелись по всей поляне. Кто-то из них отдыхал на траве, кто-то разогревался, кто-то весело шумел, кто-то выстроился в очередь в туалет, а кто-то и просто ждал.
      Рядом с поляной располагалась огромная, аккуратно вымощенная автостоянка, которая почти касалась ведущей к деревьям дороге. На стоянке стояли припаркованные в случайном порядке три больших автобуса, которые привезли школьников в парк.
      Солнце, вскарабкавшееся на середину восточной части неба, красиво выровняло их тени.

* * *

     Несколькими днями ранее…
      Одиннадцатый день десятого месяца.
      Пять дней назад прошло выступление театрального клуба, и дело с назначением клубу журналистики куратора тоже было решено.
      Шестеро членов клуба журналистики после занятий собрались в самой роскошной клубной комнате школы и с удовольствием пили чай.
      Так как в комнате было тепло, то они сняли свои пиджаки и повесили их на вешалку у входа. Холодный осенний дождь барабанил по оконным стёклам.
      – Кстати, в учительской сегодня повесили вот это объявление. Вы о нём знаете? – произнёс Ник, выуживая из своей сумки лист бумаги и кладя его по центру кофейного столика.
      Пять пар глаз упали на объявление, но его текст был настолько мал, что всё, что могли школьники, это прочитать его заглавие.
      Наталья, нарушая свою удобную позу, наклонилась вперёд. До этого она пила чай, откинувшись на спинку дивана.
      – Посмотрим. «День спортивного ориентирования в 4-й Старшей школе», – громко прочитала она заголовок. – Блин, какой же тут маленький шрифт! Они что-то имеют против людей с плохим зрением? Ларри, прочитай для нас, – приказала она сидящему по диагонали от неё мальчику.
      – Конечно-конечно, – Ларри осторожно поставил свою разукрашенную цветами чайную чашку на блюдце и поднял объявление. – «День спортивного ориентирования в 4-й Старшей школе».
      – Я только что это прочитала. Или там ниже написано то же самое, но на безельском? – пошутила Наталья.
      – Тогда, давайте я прочитаю! – подняла руку вверх Мэг, хотя и трудно было сказать, шутит она или всерьёз. Ларри вежливо от её услуг отказался и продолжил читать:
      – «Дабы оценить выносливость, знания, любознательность и командную работу учеников, проводится соревнование по спортивному ориентированию между школьными клубами».
      Примерно так там и было написано.
     
      Первые школьные соревнования по спортивному ориентированию пройдут в тридцатый день десятого месяца – в первый день еженедельных выходных.
      Для того чтобы соревнования прошли честно, точное место проведения мероприятия останется в тайне до последнего момента. Но можем сказать, что это будет природный парк в двух-трёх часах езды на автобусе от столицы. Естественно, школа арендует парк на весь день и организует охрану его территории.
      Участники должны будут собраться в школе к 7:30 утра. Соревнование пройдёт с 10 часов утра до 13 часов дня. Отъезд из парка состоится в 14 часов дня. В зависимости от дорожного трафика, автобусы вернутся в школу между 16 и 17 часами дня.
      Обед предоставляется организаторами, вступительная плата за участие отсутствует.
      Соревнование пройдёт по собственным школьным правилам.
      Во-первых, ученики должны сгруппироваться в команды по три человека, вне зависимости от их возраста и пола. Но все трое должны состоять в одном клубе.
      Чтобы участники не бежали одной толпой, всего будет пять маршрутов с различными контрольными пунктами, но маршруты буду частично друг друга перекрывать. Все пять маршрутов имеют одинаковую сложность.
      Контрольные пункты будут организованы на прогулочных дорожках, и прежде чем пересечь финишную черту, команда обязана пройти их все в произвольном порядке.
      На каждом контрольном пункте находится пост вопросов, который призван оценить знания школьников. Победитель будет определяться по наименьшему затраченному времени до финиша и по числу правильных ответов на вопросы.
      Результаты трёх лучших команд будут опубликованы на развешенных по всей школе плакатах. Победившим клубам гарантируется денежный приз для развития клубной деятельности.
      Заявку на участие можно подать до двадцатого числа включительно. Заинтересованные школьники должны вписать в пустое место внизу листа с объявлением свои имена, номера школьных билетов и наименование клуба, после чего передать его в учительской учителю физкультуры.
     
      Примечание.
      Хотя по дорожкам ходить не трудно, но мероприятие займёт около двух часов, а потому требуется определённый уровень физической подготовки.
      Ученики обязаны прийти в школьном спортивном костюме и должны захватить с собой свитера на случай холодной погоды.
      Для переноски выдаваемого обеда понадобится принести сумку (а лучше всего рюкзак), чтобы обе руки были свободны.
      Каких-то особых запретов на личные предметы, которые школьники могут или не могут принести с собой, – нет.
      Мероприятие может быть отменено из-за дождя. В таком случае, за день до отмены будет вывешено оповещение об отмене.
     
      – Вот и всё, – закончил читать Ларри. Наталья, в процессе прослушивания выдававшая такие фразы, как «Угу», или «Вот оно что», кивая головой тут же его спросила:
      – Ларри, у меня всего один вопрос?
      – Слушаю.
      – Что такое ориентирование?
      – Ты серьёзно?.. Ну-у, это такой спорт, в котором надо передвигаться по дикой местности с картой в руках. В общем, это долго объяснять…
      На подмогу Ларри пришёл Серон:
      – Представь, что ты соревнуешься в том, кто первый всё закупит по списку. А для того, чтобы попасть в нужный магазин, ты используешь карту с компасом. И тот, кто всё закупит первым, тот и победитель.
      У него получилось короткое и понятное объяснение. Все тут же закивали.
      – Точно. Спасибо, Серон, – поблагодарил Ларри, откладывая объявление.
      – Я не в ладах с картами, – призналась Наталья.
      – Я тоже…
      – Оно понятно, – Наталья, получившая от Мэг поддержку, повернулась к сидящей рядом девочке с косичками и с серьёзным видом спросила. – Кстати, так как СоБеИль находится в западном полушарии, то там, случаем, в отличие от Рокше север с югом не поменяны местами?
      – Хм-м. Даже и не знаю… – задумалась Мэг, склонив голову на бок.
      – Конечно же, нет. Направление сторон света не меняется, где бы ты не находилась, – раскрыл шутку Ларри.
      – Ты в этом уверен? Ларри, а не слишком ли ты полагаешься на существующую систему ценностей? – произнесла Наталья с наисерьёзнейшим лицом, отчего ясно было понятно, что она шутит. – Ты же знаешь, что в некоторых местах компас может показывать на восток?
      – Естественно, всё зависит от места, – спокойным тоном ответил Ларри. Затем он поднёс свою чайную чашку к губам.
      – Чего-о? – в этот раз уже Наталья склонила голову на бок от удивления. – Ларри, ты, наконец-то, впал в старческий маразм? Я хоть и не умею читать карты, но даже я знаю, что компас всегда указывает на север. Это изучают ещё в младшей школе.
      Вместо пьющего чай Ларри ей ответил Серон:
      – Если быть точным, то компас указывает не на Северный полюс, который находится точно на 90° северной широты, а на место с названием Северный магнитный полюс. Таким образом, магнитный север несколько смещён от истинного севера. Поэтому, если ты откроешь компас стоя западнее Северного магнитного полюса, то стрелка укажет на восток.
      – Ага, – подтвердил Ларри, опуская чашку. – Но тебе об этом можно не беспокоиться, если только ты не путешествуешь по Северному морю на корабле или нартах. В окрестностях столицы Рокше магнитного отклонения почти что нет.
      – Да-а, мир полон чудес… – простонала Наталья, не ожидавшая новых знаний в ответ на свою шутку.
      Молчавшая до этого момента Дженни повернулась к принёсшему объявление Нику:
      – Денежный приз меня не волнует, а вот то, что это соревнование пройдёт между клубами, меня сильно заинтересовало, – ухмыляясь, произнесла девочка.
      – Я знаю, что ты хочешь сказать. Сразу видно, что ты президент, – ответил Ник с элегантной улыбкой.
      – Что ты имеешь в виду? – поинтересовалась Мэг.
      – Если мы выиграем главный приз, – объяснил Ник, – то тем самым мы как никогда сможем разрекламировать наш новый клуб журналистики, который, наконец-то, признан официально.
      – А-а, я поняла, – ответила Мэг и захлопала в ладоши. С пустым выражением на лице, счастливый Серон смотрел на неё.
      – Единственное, что выпустил наш клуб, это газету со статьёй о Стелле с гориллой. Нам бы не помешало обзавестись ещё какими-нибудь достижениями, – предположил Ник. Дженни неодобрительно нахмурилась:
      – А кто прогуливал клубные мероприятия весь прошлый месяц?
      – Полегче, Дженни, – произнёс Ларри. – Все были заняты репетицией. А у Мэгмики ещё и двойные обязательства, связанные с клубом хорового пения. Нам надо их поблагодарить за то, что им хоть иногда получалось вырваться.
      Дженни нечем было возразить, она опустила на стол пустую чашку. Ларри тут же схватил заварник и подлил ей чаю.
      – У меня тоже двойные обязательства, так что я готова получить благодарности в любом объёме, – пожаловалась Наталья, но Ларри её проигнорировал.
      – Что думаешь, Ларри? – коротко поинтересовался Серон, после того как Ларри закончил подливать чай. Остальные, не понимая, ждали, пока Серон разъяснит, о чём он говорит, но Ларри понял, о чём именно идёт речь.
      – Ага, звучит здорово.
      – Хм-м…
      – В правилах не указано, что нам нельзя сходить с дорожек. Так что всё отлично.
      – Замечательно.
      – Эй, нечего трепаться между собой, – прервала их Наталья. – Говорите на рокшенуксском, чтобы остальные тоже могли вас понять!
      – Хорошо, – согласился Серон, привлекая всеобщее внимание. – В объявлении говорится, что нужно проходить расположенные на прогулочных дорожках контрольные пункты.
      – Так, – согласилась Наталья.
      – В настоящем спортивном ориентировании участники проходят маршрут по лесам и полям только с картой и компасом в руках. Это такой напряжённый спорт, в котором каждая секунда на счету.
      – Совершенно верно, – добавил Ларри. – Он изначально придумывался в качестве тренировки для военных. И в нём нужно было проходить пункты в определённой последовательности.
      Серон продолжил с того места, где Ларри остановился:
      – Чтобы каждый мог насладиться данным спортом, в эту дисциплину добавили прогулочные дорожки и аллеи. Согласно новым правилам, тебе нельзя сходить с дорожек.
      – Вот оно что, всё понятно, – догадалась Дженни, но Серон продолжил для остальных:
      – Но в объявлении говорится о специальных правилах для нашей школы. Мы можем посещать контрольные пункты в любом порядке, и в правилах ничего не сказано о том, что нельзя сходить с дорожек. Другими словами…
      Тут громким голосом заговорил Ник:
      – Ага, я тоже всё понял. Ларри привык к активности на свежем воздухе и может с лёгкостью найти короткий путь среди деревьев. Для него не составит труда ориентироваться в диком лесу с помощью компаса.
      – Ясно. – Я поняла.
      Одновременно заговорили Наталья с Мэг. Серон с глубоким кивком добавил:
      – Совершенно верно. Если мы не сумеем определить направление и из-за этого растеряем всё наше преимущество, то нам лучше придерживаться прогулочных дорожек. Поэтому, если мы не хотим потеряться в лесу, нам необходим отличный навигатор, который знает, как пользоваться компасом и умеет читать территорию.
      – Ларри, ты сможешь? – спросила Наталья, прищуриваясь.
      – Ну-у, пока я не увижу карту, то ничего не могу гарантировать… – ответил Ларри, но его лицо тут же приняло решительный вид. – Но я думаю, что справлюсь.
      – О-о, – заулыбалась Дженни. – Можешь ли ты обеспечить нам ошеломляющую победу? О втором месте разговора даже не идёт. Ты должен прийти первым.
      Взгляды всех присутствующих обратились к Ларри. Он на несколько секунд глубоко задумался. Затем…
      – Я думаю, да. Но это не абсолютно надёжный план. Если ещё хоть один клуб решит сделать то же самое, что и мы, то нам останется только победить их с помощью выносливости, знаний и удачи. Не забывайте об этом.
      – Угу, – кивнула Дженни, хотя и не выглядела полностью уверенной.
      – Ларри, да ты стал осторожнее в своих словах, – захихикала Наталья. – Раньше ты обещал победу сразу, как только тебя спросят. Это Серон так на тебя повлиял?
      – Может быть... Но, как бы то ни было, в тексте идёт разговор о трёх участниках.
      – Верно, – согласился Ник.
      – Кто хочет вступить ко мне в команду? Хотя, одно место уже за Сероном. Это решено.
      – Ясно. – Конечно. – Логично.
      Так согласились с ним Дженни, Ник и Наталья.
      – Ой, а почему так? – поинтересовалась Мэг, но тут же сама догадалась. – Это из-за вопросов! Теперь я поняла! Серон у нас как настоящая боль! Нет, не так, – для него это подходящая роль! (прим. пер.: в оригинале на японском используются схожие по звучанию (но с разным написанием) слова «гекияку» и «текияку» – «сильнодействующее средство или наркотик» и «подходящая роль»)
      Ларри кивнул. Серон, вздрогнувший от слов «настоящая боль», быстро пришёл в себя и поблагодарил её:
      – Спасибо.
      – Всегда пожалуйста, – ответила Мэг.
      – …
      Дженни бросила взгляд на Серона – счастливейшего школьника в комнате – и спросила:
      – Тогда кто у вас будет третьим?
      – Кто-нибудь спортивный, наверное, – предположил Ник.
      – Я – пас. Я для такого слишком нежная и хрупкая дева, – заявила Наталья. На её слова никто не отреагировал.
      – Хм-м… – скрестив руки, задумалась Дженни. Затем… – Хорошо, приказ президента. Мэгмика вступит в команду Ларри.
      – Есть! Может, по мне и не скажешь, но моя специальность – ходьба! Будет сделано! – ответила Мэг, неуклюже отсалютовав.
      – …
      После этого Серон замер на несколько минут, превратившись в сидячую статую. Но в глубине сердца он уже бежал вприпрыжку сквозь деревья.


msv6c31

* * *

     Вся клубная деятельность замерла перед контрольными работами посреди триместра. Затем пришли контрольные работы. И вот, наконец, наступило тридцатое число десятого месяца.
      – Покажите им, кто здесь лучший, – произнесла Наталья, сверкая на солнце очками.
      – Ждём от вас хорошего результата, – присоединился Ник.
      – Ни на секунду не теряйте бдительность. Мне в клубе не нужны неудачники, занявшие второе место, – предупредила Дженни.
      Серон, Ларри и Мэг стояли на траве поляны.
      – Будет сделано! Мы нацелены на золото!.. Вы сами только не перестарайтесь, – с твёрдой решимостью в глазах ответил Ларри.
      – Мы никуда спешить не будем, – ответил Ник. – Ведь мы пришли только погулять.
      – Мы просто немного походим, – добавила состоящая с ним в одной команде Наталья. – Даже я способна на подобное. Ларри, а ты помнишь, как надо ходить? Всего лишь надо попеременно выставлять вперёд правую и левую ноги.
      – Вы уж постарайтесь, а насчёт нас можете не переживать, – закончила Дженни.
      – Переживать… – прошептал Ларри. – Ну, если только самую малость.
      – ?
      Мэг оказалась единственной, кто удивлённо склонил голову на бок.
     
      Шестеро членов клуба журналистики стояли одетые в одинаковые школьные спортивные костюмы, но экипированы они были по-разному.
      У Ларри с Серном за спинами находились брезентовые рюкзаки одинакового дизайна, Мэг же не несла с собой ничего.
      Ларри обут в крепкие военные ботинки на шнуровке, а у Серона с Мэг были низкие, до уровня лодыжки, кожаные туристические ботинки. Чуть раньше Ларри дал им двоим совет: «Здесь важнее всего здоровые ноги. Так что купите себе качественную туристическую обувь и толстые носки. До дня ориентирования вам нужно эту обувь разносить».
      Так что Мэг с Сероном так и поступили – последние несколько дней ходили везде в своей новой обуви, разнашивая её.
      Что же касается Натальи с Ником, то у них были тканевые пакеты с длинными лямками, чтобы можно было носить их через плечо. Ну а Дженни пришла с кожаной сумкой для фотоаппарата. У всех троих на ногах находились простые беговые кроссовки.
     
      – Стройся!
      Когда школьники собрались, учителя раздали всем их обеды.
      Обед находился в небольшой картонной коробке, но её содержимое было так плотно упаковано, что коробка казалась тяжёлой.
      Каждая упаковка содержала в себе бутылку объёмом 0,7 литра с соком. У бутылки была защёлкивающаяся крышка из проволоки и пробки, чтобы ничто не протекало, если внутри будет находиться содержимое. Сок оказался разным: апельсиновым, виноградным и многим другим – школьники тут же затеяли между собой обмен по своему вкусу.
      Пища включала в себя тонкий длинный бутерброд с сыром, ветчиной и луком, кусок жареной курицы, небольшую пачку крекеров, маленький тюбик с джемом и шоколадный батончик. Помимо еды присутствовало и бумажное полотенце для рук.
      – И это всё? Мне нужно больше, – открыв коробку, пожаловалась Наталья. Но остальные её одноклубники знали, что в автобусе она объедалась сладостями, плюс набила ими свой пакет, а ещё она оставила на своём сиденье дополнительную огромную сумку с продуктами на обратную дорогу. Лежащая на сумке записка гласила: «Только попробуйте прикоснуться, и я забью вас до смерти скрипичным смычком». Поэтому одноклубники Натальи не обратили на её слова ни капли внимания.
      Школьники стали расталкивать еду по своим сумкам. Но тут…
      – Серон, Мэгмика… доставайте сок из коробки, – сказал Ларри своим напарникам, после чего забрал у них бутылки. Затем он вернул их раздающему провиант учителю.
      – Ларри, что ты будешь делать, когда захочется пить? – поинтересовалась Наталья.
      – Я взял с собой достаточно воды. А их бутылки слишком тяжёлые, – ответил Ларри, запихивая свой обед и обед Мэг к себе в рюкзак.
      – Ясно... Коротышка, как ты считаешь, бутерброд не слишком тяжёлый? А то я бы сжалилась и понесла его вместо тебя.
      – Я с удовольствием его съем сразу после того, как пересеку финишную линию, – ответил Ларри, надевая рюкзак и распрямляясь. В правой руке он держал компас с прикреплённым к нему шнурком. Конец шнурка был обвязан вокруг его правого запястья.
      Армейский компас внутри был заполнен маслом, чтобы стрелка плавнее вращалась и лучше стабилизировалась. У компаса был латунный корпус с крышкой. В крышке имелся тонкий вырез с проходящей сквозь него проволокой в качестве целеуказателя. Ещё компас был оборудован маленьким увеличительным стеклом, чтобы легче было считывать показания шкалы.
      – Ларри, это твоё секретное оружие? – поинтересовался Ник.
      – Ага. Состоит на вооружении Федеральной армии. Я взял его из дома. Но он такой дорогущий, что если его потеряю, то зальюсь слезами, – кивнул Ларри.
      – А от чего ты больше заплачешь: если потеряешь то, что прикреплено к правой руке, или то, что висит на левой?
      – То, что на левой, – незамедлительно ответил Ларри и рассмеялся.
      Водонепроницаемые часы «Уитфилд» военного образца плавно потикивали на его левом запястье.
     
      После небольшого перерыва школьники собрались на краю площади у входа в парк. Присутствовали ученики всех классов от седьмого до двенадцатого. При этом очень хорошо была заметна разница в росте среди детей разного возраста от 12 до 18 лет.
      Для большинства из них День спортивного ориентирования являл собой возможность насладиться природой со своими друзьями. И царящая атмосфера скорее напоминала пикник, нежели соревнование. Учитель физкультуры кричал в мегафон, предупреждая школьников, чтобы те не толкались.
      Основные инструкции о мероприятии были получены, пока ещё ехали в автобусе.
      Школьникам разрешено применять любую тактику, лишь бы только она не мешала другим командам. Пользуетесь вы компасом или нет, но если вы уверены в своих навыках ориентирования, то с дорожек сходить можно, только следует остерегаться прудов.
      В парке опасных диких животных не водится. И так как по периметру парк окружён забором, то и опасность забрести слишком далеко тоже отсутствует.
      Командам надлежит выбрать один из пяти маршрутов и следовать по нему от одного контрольного пункта к другому. На контрольных пунктах находятся люди из персонала парка, которые будут задавать вопросы. Школьники должны написать ответы на своих опросных листах. Как только все контрольные пункты будут пройдены, командам нужно вернуться на стартовую точку для финиширования.
      Те школьники, кто решит сдаться, тоже должны вернуться на место старта, либо сообщить о своём решении на любом контрольном пункте.
      Время прохождения маршрута ограничивалось тремя часами. К часу дня все ученики обязаны были собраться у входа в парк.
      – Мы раздадим карты. Не открывайте их до тех пор, пока я не подам сигнал, – предупредил учитель.
      Каждая команда получила по одной карте. Карты были скручены в рулон и запечатаны шнуром, поэтому изображения на них не было видно.
      Учителя закончили раздавать карты и опросные листы для ответов на вопросы. Стоящий перед всеми учитель посмотрел на часы.
      – Сейчас 10:36! Соревнование начнётся в 10:40!
      В этот раз многие ученики надели свои часы. Те, у кого не было наручных часов, принесли карманные и повесили их на шею, поскольку в школьном спортивном костюме не было карманов.
      Ларри тоже посмотрел на свои часы и повернул их размеченный поминутно безель так, чтобы его треугольный индикатор указывал на отметку в 40 минут. Теперь, чтобы узнать, сколько прошло времени, Ларри мог просто посмотреть на безель. Ему не нужно было проводить вычисление часов и минут или беспокоиться о том, что он забыл о том, когда именно был дан старт.
      – Теперь нам остаётся только стремиться к первому месту! – радостно прощебетала Мэг, её хвостики со свистом рассекли воздух. – Но мне нужно делать всё так, как мы запланировали. Я повсюду буду следовать за Ларри!
      Серон кивнул с тупым выражением на лице.
      – Да уж. Он хотел услышать это от неё в свой адрес, – вздохнул про себя Ларри и нехотя повернулся к Мэг. – Так точно. Мы будем придерживаться плана.
     
      – До старта осталось тридцать секунд, – учитель начал обратный отсчёт. Ученики возбуждённо зашевелились. Школьники кто-то болтал, кто-то потянулся к карте, кто-то начал делать гимнастику для разогрева, а кто-то просто стоял оживлённой кучкой со своими товарищами, подбадривая друг друга изо всех сил.
      – Пять! Четыре! Три! Два! Один! Старт!
      Около сотни школьников по сигналу рванули с места. С раскрытыми картами в руках они направились к прогулочным дорожкам. Поначалу создалась огромная толчея, потому что маршрут начинался у всех одинаково. Учителя следили за тем, чтобы никто не толкался.
      Команда Дженни тут же отправилась в путь и присоединилась к людскому потоку, словно устремилась к школьным воротам поутру.
      Тем временем команда Ларри не сделала ни единого шага.
      Ларри мгновенно развернул карту и передал её Серону с Мэг, чтобы они держали её параллельно земле. Сам он раскрыл привязанный к правой руке компас и затем расставил напарников так, чтобы север карты совпадал с севером компаса.
      Остальные команды проносились мимо по обе стороны от стоявшей троицы.
      – … – своими голубыми глазами Ларри изучал карту.
      Карта размерами была примерно сорок на сорок сантиметров и имела масштаб 1:10 000, то есть, в одном сантиметре карты содержалось сто метров местности.
      На карте разными символами и цветом отображались объекты парка: прогулочные дорожки, деревья, пруды, болота, топи, ручьи, поляны, зоны отдыха и туалеты. В правом нижнем углу карты находились условные обозначения.
      То тут, то там ландшафт заполоняли светло-голубые пятна. Это были пруды с соединяющими их реками. В центре парка располагался достаточно большой пруд и болотистая местность. Широкие интервалы изолиний рельефа обозначали пологие склоны.
      Прогулочные дорожки пересекали карту словно лабиринт. Они начинались в нижней правой части карты, там, где находилась точка старта.
      Сразу после ручья дорожка некоторое время виляла, после чего разветвлялась на три направления. Далее все направления через каждые несколько десятков и сотен метров снова разветвлялись и ветвились потом, словно улочки в старой части города.
      По всем дорожкам то тут, то там были разбросаны пронумерованные контрольные пункты. Маршруты через них обозначались на карте в виде милых, стилизованных изображений животных. Кролик, медведь, лиса, олень и белка. Кроме того, они имели ещё и разную, легко различимую окраску.
      – Как мило, – поделилась Мэг своим впечатлением.
      – Соревнование адаптировано таким образом, чтобы даже дети с младшей школы могли им насладиться, – точно подметил суть Серон.
      Ларри посчитал контрольные пункты. Их оказалось по шесть штук на каждом маршруте. По одному только взгляду на карту трудно было сказать, как выбрать наиболее короткий путь между ними.
      – Хм-м… – простонал Ларри.
      – Всё оказалось гораздо сложнее, чем я ожидал, – честно признался Серон. Ларри в ответ слегка кивнул:
      – Ага. Но можно сказать, что это нам даже на руку.
      Мэг посмотрела в сторону прогулочной дорожки и увидела спины удаляющихся школьников. Те, кто бежал во главе, уже пересекли мост и поворачивали направо за угол. Их одинаковые спортивные костюмы сливались в единый поток.
      Ларри ещё до начала объявил, что дабы избежать хаоса массового старта, они сначала утвердят свой маршрут.
      – …
      Но Мэг всё равно бросала на него тревожный взгляд.
      Ларри изучал карту, его короткие светлые волосы сияли на солнце. Время от времени его палец пробегал по маршрутам.
      Таким образом прошло три минуты. На поляне остались только учителя. Одни смотрели на неподвижную команду Ларри с тревогой, в то время как другие выжидающе смотрели на них, пытаясь понять, что они делают.
      – Готово!
      Наконец, Ларри потянулся к рюкзаку Серона и вынул из его кармана обёрнутый в тряпку, чтобы предотвратить его раскрашивание, восковой карандаш. Карандаш был розового цвета, так как на карте не было ничего, что было бы окрашено в розовый.
      Ларри поместил под карту свою левую руку и прочертил маршрут.
      Он выбрал маршрут «кролик». Путь следовал через контрольные пункты, обозначенные в виде белого кролика. Нарисованная Ларри розовая линия от старта некоторое время шла по дорожкам, однако в тех местах, где напрямик было бы идти ближе, она проходила прямо через лес и поляны. Само собой, линия избегала всех прудов и широких рек.
      Розовая линия проходила оптимальным образом через все контрольные пункты и в заключение возвращалась по прогулочной дорожке к линии старта.
      Ларри закончил прокладывать маршрут и ещё раз проверил, считая и ведя по ним пальцем, что он не пропустил ни единого контрольного пункта.
      – Отлично! Это лучший маршрут, тут больше нечего добавить! – он поднял голову и убрал карандаш на прежнее место. – Серон, Мэгмика.
      Ларри посмотрел на своих товарищей по команде, которые всё ещё держали карту.
      – Вы мне доверитесь?
      – Конечно. – Конечно.
      Одновременно ответили ему Мэг и Серон.
     
      – Желаем удачи!
      Под приветственными взмахами рук учителей, команда Ларри направилась к прогулочной дорожке.
      – Нам не надо бежать, достаточно просто быстрой ходьбы. Во-первых, пробежать всю дистанцию целиком будет достаточно сложно, – проинформировал Ларри. Следуя его инструкции, Серон с Мэг выстроились позади него в ряд, и бодрым шагом двинули в путь по дорожке.
      Прямо за площадью находилась поляна с ручьём шириной два метра. Они перешли его по деревянному мосту, потом свернули направо и некоторое время шагали параллельно течению.
      Для своей ширины ручей оказался достаточно глубоким. Его вода была настолько прозрачной, что виднелись плавающие в ней маленькие рыбки.
      – Эти рыбы напоминают мне о родном городе. Когда я была маленькой, мы жили в СоБеИль в таком месте, где было много подобных рек! А вокруг нас находилось большое поле. На нём можно было вырастить много пшеницы, – беззаботно заговорила Мэг.
      – Мэгмика, мне бы хотелось когда-нибудь вместе со всем клубом послушать о твоём родном городе побольше. Верно, Серон?
      – Д-да.
      – Хорошо, я вам расскажу!
      Впереди, между дорожкой и ручьём, стоял флагшток. Он был менее десяти сантиметров в диаметре и шесть метров длиной – такая, достаточно крепкая палка. Через каждые тридцать сантиметров по нему чередовались красные и белые полосы. Конец флагштока венчало небольшое металлическое кольцо.
      Флагшток был вставлен во вбитую в землю железную трубу.
      Мэг остановилась перед конструкцией.
      – Что это за палка? – спросила она.
      – Хм-м… Я точно не знаю, – ответил Серон, пристально разглядывая длинный шест. – Наверное…
      – Это ориентировочный знак, – сказал Ларри.
      – И на что он указывает? – поинтересовался Серон. Но Ларри не дал прямого ответа на его вопрос.
      – Отлично, задаю загадку. Оглянитесь вокруг.
      Его два напарника сделали так, как им было сказано.
      Флагшток стоял в том месте, где прогулочная дорожка сворачивала налево и расходилась с ручьём. Примерно через двадцать метров она растворялась в густом лесу.
      – Думаю, я понял, – произнёс Серон.
      – А я сдаюсь, – вздохнула Мэг.
      – Хорошо, сейчас объясню. Давайте представим всё с точки зрения человека, выходящего из леса по направлению к нам. И представим, что идёт сильный дождь или снег, затрудняющий видимость. Что случится, если человек пропустит поворот и дальше пойдёт прямо?
      – Ах! – глаза Мэг расширились. – Он может упасть в ручей! А там очень глубоко. Зимой его жизни может угрожать опасность!
      – Совершенно верно. Флагшток тут словно сигнал, говорящий о том, что впереди водная преграда. Персонал парка, скорее всего, подвешивает на вершину флаг или лампу, когда погода к этому способствует.
      Серон подошёл к флагштоку, протянул к нему правую руку и слегка пошатал. Флагшток оказался не прикреплён к трубе, наверное, чтобы его легко можно было убрать. Серон слегка приподнял его, а потом обеими руками опустил обратно.
      – Понятно. Как интересно.
      – Ага. Хотя при сегодняшней погоде, я думаю, он никому не понадобится.
      – Конечно. Но я абсолютно уверена, что с ним мне будет намного веселее, – захихикала Мэг, глядя на красно-белый шест.
      – ? – ?
      Серон с Ларри ничего не поняли, что она этим хотела сказать.
      – Идём дальше! – продолжила Мэг.
      Группа снова возобновила движение.
     
      Команда Ларри продолжила движение по прогулочной дорожке и вскоре подошла к деревьям. Как только дорожка свернула в сторону, они оказались в глухом лесу – не стало видно ни ручья, ни площади. Только щебетание диких птиц нарушало тишину окружающей обстановки.
      – Если сейчас я закрою глаза и провернусь вокруг себя несколько раз, – произнесла Мэг наполовину волнуясь и наполовину восторгаясь, – то я, скорее всего, не смогу сказать, в каком направлении находится площадь.
      – Не переживай. Именно для этого у нас есть карта и компас, – сказал Ларри. Он сжимал карту в левой руке. Половина карты была скручена в рулон, а вторая свешивалась с его ладони.
      С самого начала старта большой палец Ларри указывал их текущее местоположение, медленно продвигаясь по маршруту. Кроме того, в зависимости от ориентации окружающей местности, Ларри постоянно корректировал ориентацию карты. Когда группа шла на север, карта поворачивалась на север, когда дорога сворачивала на восток, карта разворачивалась на восток. Ещё Ларри сверял положение севера компаса на правой руке, с положением севера карты, чтобы убедиться, что они не сбились с пути. Тем местам, где маршрут разветвлялся, Ларри уделял особое внимание. Он определял положение на местности и сопоставлял его с картой.
      – Ларри, ты просто поразителен, – с восхищением пробормотал Серон, глядя, как Ларри с лёгкость со всем этим справляется.
      – Спасибо. Я ведь давно этим занимаюсь… С этого места нам надо идти прямо. Никаких развилок больше не будет до тех пор, пока справа не появится пруд. Так что карта некоторое время не понадобится. Если есть возможность схалявить, значит, надо этим воспользоваться.
      Ларри спрятал компас Серону в карман рюкзака, затем аккуратно свернул в левой руке карту в рулон. После этого он взглянул на часы, дабы уточнить, сколько прошло времени со старта.
      Здесь вместо деревянных тротуаров, прогулочная дорожка была засыпана древесной щепой, так что поверхность её была мягкой и удобной для ходьбы. Ларри, Серон и Мэг шли по ней бок о бок.
      Впереди они увидели других школьников. Вероятно, заблудившихся.
      – Где это мы?
      – Хм-м… Помнится, мы повернули направо, а потом…
      – Ты уверена, что не налево? Вот линия старта, так что мы свернули налево и очутились здесь!
      Развернув между собой карту, три младшеклассницы обсуждали своё местонахождение. Когда Ларри с отрядом прошёл мимо них, никто из школьниц не выглядел обеспокоенным.
      – Вот этот путь ведёт от входа! Как только придём на контрольный пункт, мы тут же в этом убедимся. Пошли! – произнесла одна из школьниц. Остальные две с ней согласились, после чего они все дружно направились по дороге, ведущей к линии старта.
      – …Мне кажется, они пошли в другую сторону. Я всё правильно запомнила? – спросила Мэг, бросая взгляд в их сторону.
      – Ага. Но ничего страшного в этом нет. Всё хорошо, пока они получают от происходящего удовольствие, – засмеялся Ларри. – Это же просто игра. Даже то, что они заблудились в лесу, для них уже одно это станет хорошим воспоминанием. Сто процентов даже сами школьные организаторы не считают это серьёзным соревнованием.
      – Ты, правда, так думаешь? – удивилась Мэг. Ларри уже был готов ей ответить, но тут же осёкся и жестом предложил сказать Серону.
      – Да. Я думаю, сегодня просто дан шанс городским детишкам почувствовать вкус природы. Большинство участников, скорее всего, считают, что выигрыш первого места это просто милый бонус. Нацеленные на победу команды – такие как мы – всего лишь исключение.
      – Верно, – кивнул Ларри.
      – Ясно… Я поняла.
      – Так что давайте надеяться, что мы единственные тут извращенцы, которые думают о происходящем как о соревновании, – с улыбкой произнёс Серон.
      – Ага, – согласился с ним Ларри и засмеялся.
      Глядя на улыбающиеся лица, Мэг тоже задорно улыбнулась в ответ:
      – Тут определённо уютное местечко! Просто идеальный день для прогулки!
      – Хотел бы я, чтобы мы гуляли так каждый месяц… – пробормотал самому себе под нос Серон.

* * *

     Серон, Мэг и Ларри продолжили бодрым шагом идти по дорожке, время от времени встречая других школьников.
      – …
      Некоторое время назад они прекратили разговаривать, но ни Серон, ни Мэг даже и не пытались прервать молчание. Поэтому Ларри был вынужден взять эту инициативу на себя:
      – Кстати, насчёт Дженни.
      – Да? – Что такое?
      Слегка удивлённые, так отреагировали на его слова Серон и Мэг.
      – …
      Ларри на миг заколебался, но решил продолжить.
      – Полагаю, хуже от этого никому не станет, – пробормотал он, после чего перешёл к делу. – Мэгмика, я думаю, у неё была иная причина поместить тебя в нашу команду. Она об этом проговорилась во время промежуточных контрольных работ, когда у нас с ней выпал шанс поговорить.
      – О-о…
      – Что за причина?
      Серон и Мэг сгорали от нетерпения.
      – Она сказала, что хочет выведать секреты Наты и Ника, – удовлетворил их любопытство Ларри.
      – Чего? Их секреты?
      – Ларри, что это значит?
      Серон и Мэг тут же назадавали ему вопросов.
      – Дело в том, – начал Ларри, – что до этого момента она с ними никогда не проводила много времени наедине.
      – И ведь правда.
      – Ага.
      Мэг и Серон полностью с ним согласились.
      – Она сказала, цитирую: «Мой нюх президента клуба журналистики говорит мне о том, что эти двое скрывают какую-то страшную тайну».
      – Хм-м… Наталья хорошо играет на любых музыкальных инструментах. Она умеет играть на пианино и флейте.
      – Ник просто монстр в обращении с шестом, хотя по тому, как он обычно себя ведёт, этого не скажешь.
      Мэг и Серон высказали свои предположения.
      – Ага. Ник меня сильно удивил своим умением, – произнёс Ларри. – Я думаю, именно с этого Жежо и понесло. Вероятно она решила, что они скрывают ещё больше секретов, и захотела это выяснить. Что-то типа такого.
      Он вздохнул, даже не пытаясь скрыть своё изумление.
      – Я поняла, – подала голос Мэг. – Именно поэтому меня поместили в эту команду, а они втроём оказались в той.
      Ларри кивнул:
      – Исходя из сложившейся ситуации, в моей команде должны были оказаться либо ты, либо Ник. Но она выбрала тебя вероятно потому, что хотела докопаться до секретов Наты с Ником. Можно поспорить, что её команда забила на контрольные пункты. Они, скорее всего, сидят сейчас где-нибудь на лавке, поедают сладости, и Дженни их допрашивает.
      – Понятно… – Мэг прервалась, но затем продолжила. – Но ведь! Но ведь Наталья что снаружи, что внутри одинаковая. Ей нечего скрывать. Она приходит в гости ко мне домой и наедине со мной ведёт себя точно так же.
      Ларри решительно кивнул головой:
      – Совершенно верно. Она такая всю свою жизнь. Она родилась со своим сумасшедшим характером. Именно так я и сказал Дженни, но…
      – Ник тоже. Единственное, что можно назвать его тайной, это заработанное долгим трудом умение обращаться с шестом, и если его вывести из себя, то он становится очень сильным. Других секретов у него нет. Хотя и этот сам по себе поразительный, – вставил слово Серон.
      – Так и есть. Я очень сильно удивился, – согласился Ларри.
      – Именно, – присоединилась к нему Мэг. Серон продолжил:
      – Его манера вести элегантный разговор, его женская внешность – для Ника это вполне естественное состояние. Такое впечатление я получил, когда ходил с ним на совместные занятия, и с тех пор моё мнение не изменилось ни на каплю.
      – Уверен, что так оно и есть, – добавил Ларри. – У меня возникает такое ощущение, что эти двое точно знают своё место. У них никаких сомнений в том образе жизни, который они ведут.
      – Ух ты! Ларри, это очень замечательная фраза на рокшенуксском языке. Ты хочешь сказать, что человек важен там, где он находится. Я всё поняла, – радостно воскликнула Мэг.
      – М? А-а, спасибо, – произнёс Ларри, бросая взгляд в сторону Серона.
      – Да. Это как раз про них, – проговорил Серон, не выдавая в себе ни намёка на то, что он обиделся или завидует Ларри.
      Ларри облегчённо вздохнул и продолжил:
      – На самом деле, я не понимаю, почему Дженни так уверена в том, что они что-то скрывают? Сейчас она просто тратит своё время впустую, пытаясь выведать у них несуществующие секреты.
      – Ясно… как говорит рокшенуксская поговорка – Дженни решетом воду меряет, – оставила комментарий Мэг. (прим. пер.: в оригинале на японском говорится «骨折り損のくたびれ儲け» – хонэоризон но кутабире моуке – «работать впустую, наживая лишь усталость»)
      – Хорошо, если так, но…
      – Ага!
      – Хм? Вы это о чём? – спросила Мэг.
      – Это значит, что она может кончить как мумифицированный расхититель гробниц, – ответил ей Серон.
      – Мумифицированный? Ты говоришь про мумии? То есть, Дженни станет мумией? Она высохнет и умрёт? Это ужасно! Мы должны немедленно её спасти! – запаниковала Мэг, но Серон её успокоил:
      – А-а, прости. Не переживай, это просто оборот речи. Существует одна старая история о том, как расхититель гробниц проник в захоронение, чтобы найти там похороненное с мумией лекарство. Но он умер внутри гробницы и сам стал мумией. Эта история намекает на то, что если ты пытаешься кого-то заставить что-то сделать, то вполне можешь кончить тем, что сам будешь это делать. Поэтому…
      Ларри подхватил с того места, где он остановился:
      – Дженни собирается выпытать их несуществующие секреты, но они могут перекрутить всё с ног на голову, и…
      – И Дженни, даже не задумываясь, сама расскажет им свои секреты?
      – Вроде того, – коротко ответил Ларри.
      – Согласен. Как мне кажется, Дженни скрывает нечто большее, чем эти двое. Чем больше секретов у тебя самого, тем больший аппетит разыгрывается на чужие, – произнёс Серон, продолжая мысль Ларри.
      – Ух ты! Серон, это тоже очень хорошее выражение на рокшенуксском языке.
      Мальчик расплылся во внешне ни чем не выражающемся блаженстве, а Ларри от его вида повторно облегчённо вздохнул.
      – Тогда-тогда… – продолжила Мэг. – Например, Дженни может рассказать секрет принцессы с фотографии, которую она нам показывала в летнем лагере? – в её больших тёмных глазах заблестели звёзды. – Ч-что же тогда будет?
      Её слова были на 10% наполнены сочувствием и на 90% ожиданием.
      – Не знаю… – Не знаю…
      Так ответили оба мальчика, которым хоть и было интересно, но они не хотели этого показывать.
      – Ах. Серон, Ларри. Неужели вы не хотите узнать секрет Дженни? – словно читая их мысли, поинтересовалась Мэг.
      – Смотрите – пруд.
      – Смотрите – пруд.
      Так одновременно воскликнули оба мальчика.

* * *

     Пока одни школьники радостно блуждали туда-сюда в поисках следующего контрольного пункта…
      – Замечательная погода. Еда прекрасна в любое время, но сегодня день прямо предназначен для перекуса.
      – Погода восхитительная. Мне совсем не хочется спать, но сегодня превосходный день для долгого сна под солнцем.
      – Хорошая погода. Мне не очень нравится снимать природу, но обстановка прямо располагает для её фотографирования.
      Другие же трое под ясным голубым небом не сделали ни единого шага. Это были высокая девочка в очках, низкая девочка с рыжими волосами и похожий на девочку мальчик с длинными волосами.
      Все трое сидели недалеко от места старта на скамейке у прогулочной дорожки и смотрели на заболоченную местность.
      Они мирно отдыхали, наблюдая за отражающей голубое небо водной гладью, за высовывающимися из воды головками водных растений и за проплывающими мимо водоплавающими птицами, оставляющими за собой на поверхности мелкую рябь.
      – Команда Ларри, должно быть, сейчас выкладывается изо всех сил, – заметил Ник, разглядывая небо.
      – Если Ларри напортачит, я заставлю его в клубной комнате вечно готовить нам чай, – произнеся такие слова, Наталья забросила в рот большой кусок шоколада.
      – Мне кажется, он и так сполна выполняет эту функцию, – указал Ник.
      – Что, правда? – отреагировала Наталья.
      – Кстати, вы двое… нет, для начала только Нася, – произнесла Дженни, поворачивая голову к сидящей слева Наталье.
      – Что такое? Хочешь что-то спросить? Если ты хочешь узнать, как стать выше, то всё, что я могу тебе сказать, это то, что не стоит быть привередливой в еде.
      – Нет-нет. Я просто хотела порасспросить о Ларри.
      – О-о… – Наталья удивлённо посмотрела на Дженни, затем улыбнулась. – Что ты хочешь о нём узнать? Его три размера? Я могу тебе рассказать всё что угодно! У нас полно времени.
      – Вот спасибо, – коротко ответила Дженни и затем про себя улыбнулась никому не заметной улыбкой.
      Наталья тоже заулыбалась про себя, так, чтобы Дженни этого не заметила.
      – Хорошо. Тогда вопрос, как давно ты его знаешь?
      – Мне было лет пять, и я ходила в детский сад. В то время особняк рядом с поместьем Хепбёрнов пустовал, и моя семья в него переехала.
      – Ясно.
      – Мои предки продали дом, когда я была в четвёртом классе младшей школы. Они сказали, что нам не нужен такой большой особняк, раз уж мы постоянно разъезжаем по гастролям. А мне нравился тот просторный дом. Там ещё росло большое дерево гинкго, которое по осени оборачивалось в ярко жёлтый цвет. В это время года оно неприятно пахнет, но я бы не сказала, что мне этот запах не нравился, – ударилась в воспоминания Наталья.
      Довольная потоком информации, Дженни перешла к следующему вопросу:
      – Каким Ларри был в то время? Я знаю, что вы были друзьями детства, но чем вы занимались вместе? Я совершенно не могу себе этого представить.
      – Что мы делали? Да всякие детские вещи. Мы прекрасно ладили друг с другом, совершенно не обращая внимания на то, что мы разного пола. Мы вместе ходили в детский сад, вместе играли после возвращения из сада, ходили друг к другу домой в гости. В общем, я думаю, мы с ним дружили… Ах, да, он же ещё был большим плаксой.
      – Понятно-понятно. И как ты заставляла его плакать?
      – Я? Ну, я много чего с ним делала.
      – Например?
      – Да много чего. Шеф, а когда ты сама училась во втором классе младшей школы, то как издевалась над мальчишками? Каким образом ты заставляла их плакать? – спросила Наталья.
      В это время Ник, сидящий по другую сторону от Дженни, улыбнулся и помахал рукой проходящей мимо знакомой школьнице. Но даже когда девочка скрылась из виду, улыбка с его лица не исчезла. Он, не привлекая лишнего внимания, прислушивался к происходящему слева от него разговору, сфокусировав все свои чувства на происходящем диалоге.
      – Я?.. Откуда мне знать. Я в том возрасте с мальчиками не разговаривала, – ответила Дженни.
      – Надо же… Почему? В младшей школе это девчачья привилегия – заставлять мальчишек плакать.
      – Что ещё за привилегия такая?
      – А-а. Так это наоборот они тебя доводили до слёз? Вот уж удивительно, – вскинула брови Наталья. Дженни не оставалось иного выбора, как только ответить на вопрос:
      – Нет. В моей школе вообще не было мальчишек.
      – Как так? Я думала, что большинство младших школ совмещённые. Шеф, неужели ты посещала религиозную школу? – вздохнула Наталья, драматически размахивая руками.
      – Нет.
      – Тогда, в какую школу ты ходила? Или… только не говори… что у тебя не было возможности в неё ходить? Прости, что у тебя сложились такие жизненные обстоятельства! Точно… у тебя же бедная семья… и вы не смогли платить за обучение, – извинилась Наталья, с невозмутимым лицом глядя на наследницу крупнейшей в Рокше автомобильной компании.
      – Да всё я ходила, – раздражённым тоном ответила Дженни.
      – И куда?
      – В младшую школу при женском университете Эрсы. (прим. пер.: в оригинале написано катаканой, и единственная отсылка, которую я смог найти, это богиня росы Эрса из греческой мифологии)
      Эрса был самым известным частным женским университетом Рокше. И настолько же печально знаменитым своими трудными условиями поступления.
      – Ого! Это же самая настоящая элитная школа! – воскликнула Наталья, в этот раз её удивление было подлинным. Она чуть не соскочила со скамьи, всем телом поворачиваясь к Дженни. – Шеф… ты серьёзно?
      Дженни почти незаметно кивнула. Сидящий сбоку от неё Ник вступил в разговор:
      – Подождите-подождите. Тогда почему ты не продолжила обучение в старшей школе при женском университете Эрсы? Насколько я знаю, Эрса имеет в наличии все институты образования: от детского сада и до университета.
      Вопрос Ника имел под собой весомое основание.
      – Это всё, конечно, так, но… – Дженни замялась.
      – … – …
      Наталья с Ником увидели, как лицо вечно весёлой Дженни покрылось тучами. И то, что они вдруг воздержатся от развития данной темы, было маловероятно. Они как хищники набросились на свою жертву. Первой была Наталья:
      – Как неразумно ты поступила! Ты прошла через неисчислимые трудности и заплатила кучу денег, чтобы попасть учиться в элитную младшую школу. Наша, 4-я школа, конечно, тоже неплохая, но на твоём месте я бы осталась в той.
      – Я тоже! – следующим напал Ник. – Но что поделать, все люди разные. Я думаю, у тебя была своя причина поступить в нашу школу. И благодаря твоему решению мы с тобой встретились и подружились, вместе теперь состоим в клубе и даже делимся друг с другом своим прошлым.
      В действительности, Дженни была единственной, кто тут делился своим прошлым, но Наталья перехватила пас от Ника и продолжила командный натиск:
      – Вот оно что! Если мы так сильно сдружились, значит, такова наша судьба! Шеф! Наша встреча была предназначена свыше! Я уверена, что ты рада возможности заниматься в клубе вместе с нами и печатать популярную газету… пусть даже это был всего один выпуск!
      – Я так вообще вне себя от радости! – воскликнул Ник. – Самое лучшее в старшей школе это то, что в ней есть чем развлечься и помимо учёбы. Вы со мной согласны?
      – Совершенно верно. Ник, ты сейчас сказал прямо в точку! Шеф, ты разве так не считаешь?
      Под давлением хорошо спевшихся Ника с Натальей…
      – А-а… ну-у…
      … это было всё, что могла произнести Дженни на данный момент.
      – Шеф! Ты просто обязана нам сказать, что привело тебя в нашу школу! Ах, да, будет нечестно, если только одна ты поделишься своей причиной. Мы все должны об этом рассказать. Начнём с меня, – Наталья безудержно болтала, не оставляя Дженни ни шанса на то, чтобы вставить хоть одно слово. Она чрезвычайно наслаждалась собой. – Правда состоит в том… я поступила в нашу школу потому…
      В глазах Дженни вспыхнула искра возбуждения. Она приготовилась к тому, что сейчас Наталья начнёт раскрывать своё сердце.
      – … что она ближе всего к моему дому. Всего десять минут пешком.
      – А, понятно…
      Дженни разочарованно выдохнула.
      Закончив своё объяснение, Наталья кинула взгляд поверх Дженниной головы:
      – Я всё. Ник, теперь ты.
      – В моём случае, я живу примерно посередине между нашей школой и 3-й Столичной старшей школой. На самом деле, последняя даже чуть ближе к моему дому.
      – Тогда, что же заставило тебя выбрать именно нашу?
      – Мне хотелось избежать 3-й старшей школы, потому что на тот момент в ней учились мои старшие сёстры.
      От того, что возможно секрет Ника связан с его сёстрами-близняшками, у Дженни снова загорелись глаза:
      – Как интересно… значит, у тебя с ними взаимная неприязнь?
      – Вовсе нет. Они обе очень милые и замечательные девушки. Я просто подумал, что учиться с ними в одной школе будет неинтересно. Только и всего.
      – И всё?
      Дженни снова разочарованно выдохнула.
      – А что за причина у тебя, шеф?
      – М? Нет никакой.
      – Серьёзно? – Правда?
      Одновременно задали свои вопросы Наталья с Ником.
      – Ничего особенного.
      – О-о, тогда, расскажи нам.
      – Я же сказала, что ничего такого.
      – Даже если за этим не стоит какой-нибудь захватывающей истории, мне бы очень хотелось знать, почему ты перешла из лучшей в Рокше женской школы в нашу самую обычную старшую школу. Ну же, шеф.
      – Ну-у… я перешла потому…
      – Потому?
      – Чтобы сменить образ жизни, – выбросила Дженни.
      – Ясно-ясно, – произнесла Наталья безостановочно кивая головой. Она свою правую руку положила на плечо Дженни. – Думаю, я понимаю картину.
      – Да? Рада слышать, – сказала Дженни под рукой Натальи. Она стала выглядеть чуть спокойнее, но тут…
      – Да. Когда вокруг столько мальчиков это намного веселее. Можно даже с кем-нибудь начать встречаться!
      От этих слов на лбу у Дженни проступили три морщины:
      – Стоп! Это тут каким боком вылезло?!
      – М? Я ошиблась?
      – Да!
      – Но тогда какая ещё может быть причина? Ведь единственное отличие женской школы от совмещённой состоит в том, что здесь есть куча парней.
      От такого вывода Ник тихо про себя горько посмеялся, Наталья же без колебаний продолжила:
      – Но как девочка я могу тебе сказать, что наличие рядом мальчиков делает мир веселее. Угу.
      – Пф-ф! – фыркнула Дженни, скидывая с плеча руку Натальи. – Я же сказала, что у меня не было особой причины! Это правда, что я специально выбрала совмещённую школу, но не потому, что хотела завести себе парня!
      – То есть, тебе не нужен парень?
      – Нет! Я не собираюсь ни с кем встречаться!
      – Ах, какая напрасная трата своей молодости. Ты собираешься начать ходить на свидания в университете?
      – Мне-то почём знать?!
      – Но смотри… Если хочешь найти достойного человека, то следует начать искать пораньше. Ты так не считаешь?
      – Даже если и так, то это вовсе не означает, что я обязана завести себе парня.
      – Но ведь…
      Слушая происходящий сбоку от него бесперебойный девчачий разговор…
      – Красота…
      Ник, глядя в голубое небо, улыбался изящною улыбкой.

* * *

     Ларри находился посреди деревьев.
      Кедры, толщиной со взрослого человека, стояли строгими рядами. Их стволы частично перекрывали друг друга, что затрудняло обзор вдалеке.
      Ларри на уровне глаз в правой руке держал раскрытый компас. Мальчик смотрел сквозь увеличительное стекло в крышке, чтобы найти следующее направление движения. Когда он нашёл указываемый компасом угол, он приметил дерево, которое пересекала закреплённая в крышке проволока.
      Ларри закрыл компас, и, держа его в правой руке, начал движение по невысокой траве напрямик к дереву. Он делал один уверенный шаг за другим, стараясь как можно твёрже ступать на землю, ни разу не срываясь на бег.
      Серон и Мэг следовали за ним позади в десяти метрах.
      – Другими словами, он проверяет наше направление с помощью ближайших ориентиров и особенностей местности, так как здесь мы не можем видеть достаточно далеко, – объяснял Серон на ходу. – В данном случае Ларри в качестве ориентира выбрал вон то дерево. Сейчас он идёт, стараясь не упустить его из виду. Как только мы до него дойдём, Ларри снова посмотрит в компас и выберет следующий ориентир.
      – Пока он так делает, мы можем идти прямо через лес. Я поняла. Очень мудро, – восхищённо произнесла Мэг, кивая головой. После чего она добавила. – Но если он выберет неправильное направление, нас ждут плохие новости.
      – Совершенно верно, – ответил Серон.
      Их команда уже прошла два контрольных пункта и снова покинула прогулочную дорожку, выбирая кратчайший путь до третьего. Данный маршрут пролегал всё время через лес. На карте здесь не было обозначено изолиний рельефа, а значит, дорога должна быть ровной, плюс, рек тут тоже не значилось. Но взамен, третий контрольный пункт находился далеко за несколько сотен метров.
      Если команда сойдёт с прямой линии, то даже если они выйдут на прогулочную дорожку, то куда идти дальше – налево или направо – им будет неизвестно. В таком случае, им в прямом смысле этого слова придётся мотаться туда-сюда в поисках.
      Ларри остановился и снова проверил компас. Серон с Мэг остановились следом.
      – Поэтому он использует очень умную стратегию, чтобы быть уверенным, что мы дойдём куда нужно, – прошептал Серон, дабы не побеспокоить Ларри.
      – О-о. И что это за стратегия?
      Ларри снова начал движение. Серон с Мэг последовали за ним.
      – На самом деле, мы сейчас идём не прямо на контрольный пункт, – объяснил Серон. – Потому что если мы пойдём напрямик и вдруг заблудимся, то мы не узнаем, зашли ли мы слишком далеко вправо или далеко влево. Логично?
      – Да, логично.
      – Поэтому Ларри ведёт нас к точке на дорожке, которая отстоит на сто метров левее контрольного пункта. Это значит, что…
      Мэг победоносно захлопала в ладоши, словно бы она решила загадку:
      – Я поняла! Когда мы выйдем на прогулочную дорожку, нам не нужно будет блуждать. Мы не раздумывая повернём направо! Даже если наше направление немного изменится, ничего особо опасного нас не ждёт!
      – Правильно. Восхитительно, – ответил Серон, неотрывно смотря на улыбку разгадавшей замысел Мэг.
      – Чем больше узнаёшь, тем больше становится веселее!
      – Рад это слышать. Однажды я прочитал книгу, в которой говорилось, что женщины не очень хорошо разбираются в топографических картах. Но я полагаю, что в книге, должно быть, ошиблись.
      – Это очень хорошо, Серон. Ты такой умный, но всё равно не считаешь, что твои знания всегда верны!


msv6c32

     – С-спасибо.
      – Пожалуйста. Большое спасибо за разъяснение.
      Они остановились лицом друг к другу…
      – О! А-а-а?! – послышался удивлённый возглас Ларри.
      Серон с Мэг проследили за его взглядом.
      – Хм? – Ничего себе!
      Они увидели ещё одну группу школьников.

* * *

     – Но ты знаешь, твоим родителям будет спокойнее, если ты найдёшь себе мужа пока ещё молодая, – сидя на длинной скамейке заметила высокая Наталья, скрестив свои длинные ноги.
      – Наверное, да.
      Справа от неё сидела Дженни, тоже скрестив ноги.
      Следующим за Дженни сидел Ник.
      – …
      Не вступая в девчачий разговор, он молча попивал апельсиновый сок.
      – Вот видишь? Лучше пораньше кого-нибудь подцепить. Найти себе идеального парня и застолбить его за собой прежде, чем это сделает другая. А то ты и глазом моргнуть не успеешь, как останешься не у дел.
      Наталья намекала на то, что большинство женщин в Рокше выходили замуж едва им только переваливало за двадцать лет. Это касалось и высших слоёв общества – тех, кто после старшей школы шёл в университет; и рабочего класса – тех, кто после школы сразу становился к станку.
      Многие школьники начинали встречаться с противоположным полом ещё в школе, заселённой представителями того же сословия, и женились уже в университете или после его окончания. А вот создавать семью сразу после поступления в университет всё же было нетипично.
      Поскольку вероятность того, что кто-то поженится со своим парнем или девушкой из старшей школы была достаточно велика, то каждый год в четвёртом месяце в школе устраивали танцевальную вечеринку, чтобы дать своим ученикам возможность пообщаться и найти себе пару.
      – Если бы ты осталась в женской школе, то родители сами подыскали бы тебе мужа. Именно поэтому ты сюда и поступила? – спросила Наталья. Затем она добавила. – Это единственное, что приходит на мой музыкально настроенный ум.
      – Это разве имеет значение? – ответила Дженни, пытаясь избежать ответа.
      – Да. Ты единственная, кто не раскрыла свою причину поступления. Ну же, рассказывай, я умею хранить секреты. Хотя, это не касается Ларриных. Во втором классе младшей школы он попытался выпендриться на турнике и в результате с него свалился. У него так сильно из носа текла кровь, что его спортивная форма окрасилась в красный цвет. Я могу рассказать ещё. Если ты за них заплатишь, я готова раскрыть ещё больше секретов.
      – Зачем ты это делаешь? – задала вопрос Дженни, глядя на Наталью.
      – Как зачем? Очевидно же, что чем больше ты знаешь о ком-то, то тем ближе ты к нему становишься. Разве не так? – ответила Наталья.
      – Хе-хе-хе, – захихикала Дженни, глядя на лицо, которое выглядело так, будто на нём надеты розовые очки оптимизма. – Ну, хорошо... Это правда, что я поступила сюда, чтобы жить свободной жизнью. Всё-таки в женской школе я бы не смогла заниматься всем тем, чем занимаюсь сейчас.
      – Вот видишь! Быть свободной это здорово. Когда тебе было двенадцать лет, с тобой что-то произошло? Откуда могла взяться такая перемена на душе?
      – Да-а, фигня всякая.
      – Какая?
      – Да просто мелочь.
      – Дженни, ты обязана поделиться с нами этой мелочью. Я чувствую, что это действительно что-то удивительное. Ну же, расскажи. Обещаю, я буду время от времени вставлять «Ну ничего себе!».

* * *

     – Ну ничего себе! – воскликнула Мэг. Она поняла что происходит в тот же момент, как увидела другой отряд. – Они делают то же самое, что и мы!
      Примерно в пятидесяти метрах от них находились трое школьников в спортивной форме.
      Их группа состояла из высокого парня с каштановыми волосами, парня в очках и с рыжими волосами, и девушки с короткострижеными как у Дженни, но только чёрными волосами. По их внешнему виду было ясно, что все они старшеклассники.
      Высокий мальчик держал в руке компас, очень похожий на тот, каким владел Ларри.
      Все трое школьников были обуты в крепкую туристическую обуви и несли на себе рюкзаки, вдвое большие по размеру, чем у Ларри. С такими рюкзаками они вполне могли бы пойти в длительный пешеходный маршрут. Они провисали от веса, явно набитые тяжёлыми предметами.
      Ещё у школьников в каждой руке находилось по крепкой дубовой палке для ходьбы. Все их палки впились в почву на несколько сантиметров.
      Группа школьников заметила команду Ларри и с удивлёнными лицами остановилась на месте.
      – Странно… Никогда не видел того парня на занятиях по военному делу. А тренировки по навигации на других уроках или в каких-либо клубах не проводят… – прошептал Ларри.
      – Они тоже серьёзно настроены на выигрыш, – заметил Серон.
      – Ага, – кивнул Ларри. – Серон, триста пятьдесят.
      – Понял.
      Мэг удивлённо склонила голову на бок. Серон тут же ответил на незаданный вопрос:
      – Это расстояние, которое мы прошли от последнего контрольного пункта. Ларри отсчитывает его своими шагами. Он говорит его мне, потому что лучше, чтобы запомнило как можно больше людей.
      – Я поняла. Триста и пятьдесят метров. Я тоже запомнила.
      Команда Ларри подошла к троице на достаточное для разговора расстояние и остановилась.
      – Приветствую вас! Как успехи? – высокий мальчик заговорил с Ларри дружелюбным тоном.
      – Добрый день. Наслаждаемся мероприятием, – вежливо ответил Ларри.
      На груди спортивной куртки высокого мальчика была вышита фамилия «Уилкинсон».
      – Честно говоря, я удивлён, что мы не единственная команда, которая нацелена на выигрыш! – признался Уилкинсон. – Что же, полагаю, вы думаете о том же самом!
      Затем мальчик продолжил:
      – Мы из клуба катания на лыжах! Меня зовут Уилкинсон, я президент клуба, – представился он.
      – Ясно… Тогда не удивительно, что ты умеешь ориентироваться. Что-то я упустил это из виду, – Ларри выглядел так, будто проглотил горькое насекомое.
      – А почему? – спросила стоящая рядом Мэг.
      – В лыжных гонках есть такая дисциплина, как зимнее спортивное ориентирование. Там тоже надо искать отметки на карте. Разница состоит только в том, что бежишь ты ногами или на лыжах. Видите, они используют лыжные палки, чтобы им было легче идти, – ответил Ларри.
      Мэг и Серон понимающе закивали.
      – Совершенно верно, – подал голос Уилкинсон. – Не удивительно, что ты об этом знаешь… Ты же из знаменитой семьи Хепбёрн? Помнится, когда-то я видел в школе твоего брата. У вас с ним великие предки.
      – Спасибо, – ответил Ларри, радуясь тому, что не надо тратить время на представление.
      – Кстати, я и не знал, что в нашей школе есть клуб, связанный с военными искусствами, – проговорил Уилкинсон, сделав удивлённое лицо.
      – Такого нет. На самом деле, мы из клуба журналистики, – ответил ему Ларри.
      Уилкинсон выпустил лыжные палки из рук и задумчиво схватился за подбородок:
      – А-а. Я слышал, что клуб журналистики недавно нашёл себе куратора и обрёл официальный статус.
      – Удивительно, что ты об этом знаешь.
      – Но не похоже, чтобы у вас был много членов.
      – Удивительно, что ты об этом знаешь.
      – Поэтому вы планируете выиграть соревнование и тем самым обрести известность в школе.
      – Ого. Удивительно, что ты обо всём этом знаешь.
      – Ну ещё бы! Откуда бы мне не знать! – уверенным тоном объявил Уилкинсон к явному смущению Ларри, Мэг и Серона. – Ведь у нас всё то же самое!
      – А-а, всё ясно.
      – Я поняла.
      – ...
      Все трое понимающе кивнули головой.
      – Клуб катания на лыжах появился чуть ли не с самого открытия школы. И одно время мы были настолько популярны, что нам было ограничено число участников. Но теперь у нас в клубе всего восемнадцать человек!
      – Это всё равно гораздо больше, чем наши шестеро, – осторожно донёс до него правду Ларри, но…
      – И мы трое его единственные активные члены.
      – А, ну тогда вас меньше. Понятно, что у вас сейчас трудные времена.
      – И ещё, все мы из выпускного класса. Представляете, что будет, когда через несколько месяцев мы покинем школу?
      – Не совсем… – соврал Ларри, хотя очень хотел сказать, что клуб распустят.
      – Поэтому мы и должны всем показать, что клуб катания на лыжах ещё существует!
      – Ясно.
      – Значит, вы понимаете, что я хочу сказать?
      – Простите?
      – Мы сделаем всё от нас возможное, чтобы победить! Судя по всему, вы тоже выкладываетесь на все сто, вот только вам нас не обыграть! Сдавайтесь и наслаждайтесь пикником! Это всё, что я хочу сказать! Бывайте! – закончил Уилкинсон, и клуб катания на лыжах помчался прочь.
      С Уилкинсоном во главе, они бодрым шагом ломанулись прямо через лес. Их лыжные палки оставляли отметины в земле, прямой линией идущие немного в другую сторону от направления движения отряда Ларри.
      Так как бежали они достаточно быстро, то их спины всё уменьшались и уменьшались вдали, пока не исчезли совсем.
      Некоторое время Ларри и его команда стояли, не произнося ни слова.
      – Хм-м… может возникнуть проблема. Их скорость и выносливость нам не по зубам, – простонал Ларри.
      – Появился сильный соперник... Мы можем не выиграть, – упавшим голосом проговорила Мэг.
      Один только Серон оставался непоколебимым:
      – Никогда не узнаешь, если не попробуешь. Ларри, мы будем придерживаться нашего обычного темпа.

* * *

     Одновременно с тем, как отряд Ларри продолжил свой путь…
      – Шеф, ну что ещё за мелочь?!
      – Хватит, не опирайся на меня. Ты у нас что, напилась, что ли?
      На скамейке Наталья приставала к Дженни, хотя той, несмотря на разницу в росте, удавалось успешно её от себя отталкивать.
      – У меня для тебя нет ничего интересного.
      – Но я хочу знать! Очень сильно хочу знать!
      – Я же сказала…
      – Мы с Николасом уже рассказали тебе свои истории! Теперь ты должна нам рассказать свою!
      – Говорю же…
      – Шеф, признайся уже, что ты хотела познакомиться с мальчиками! Я просто хочу услышать эти слова прямо от тебя!
      – Я уже сказала, что это не так! Всё намного сложнее.
      – О-о. И на сколько?
      – Ничего интересного.
      – И насколько неинтересно?
      – Совсем.
      – О-о, а насколько совсем?
      Слушая происходящий рядом с ним разговор, Ник рассматривал водоплавающих птиц через небольшой бинокль, который он взял с собой.
      – Ух ты, кряква… Выглядит аппетитно.

* * *

     Команда Ларри вышла из леса и вернулась на прогулочную дорожку. Когда его отряд появился словно из ниоткуда, трое находящихся на дорожке школьниц завизжали, но Ларри, не обращая на них внимания, тут же свернул направо. Серон с Мэг последовали за ним.
      Держа карту в левой руке, Ларри нашёл точку их предполагаемого текущего местоположения и придавил её большим пальцем. Затем он уточнил координаты по изгибу ручья и показаниям компаса.
      – Мы на верном пути.
      Спустя короткий марш после изгиба, они заметили контрольный пункт.
      – Вот он!
      Всё шло по Ларриному плану.
      На контрольном пункте стоял стол, за которым на стуле сидел контролёр.
      В качестве ориентира тут же был установлен и флаг. Украшенный стилизованным кроликом, он показывал, что контрольный пункт принадлежит маршруту «кролик». Под изображением располагалась цифра «4».
      Три команды – девять школьников – собрались у контрольного пункта.
      – Ты молодец, Ларри, – похвалил Серон.
      – Ой! Это те самые люди! – воскликнула Мэг.
      Уилкинсон и члены клуба катания на лыжах уже находились на месте и изучали лист бумаги у себя в руках. Их огромные рюкзаки и лыжные палки лежали на земле рядом.
      – Значит, они тоже пошли этим маршрутом, но выбрали другой порядок прохождения точек… – с горечью проговорил Ларри. Он начал опасаться, что клуб катания на лыжах нашёл более оптимальный путь, чем его.
      – Насчёт них не беспокойся, – заверил его Серон, похлопывая по плечу. – У нас всё ещё есть шанс. Моя догадка оказалась верна.
      – Ты о чём? – Догадка?
      Так, одновременно спросили Ларри и Мэг.
      – А вы приглядитесь к ним.
      Ларри с Мэг сделали так, как им было сказано.
      Участники клуба катания на лыжах по-прежнему прожигали в листе с вопросом дыру. Девочка присела на корточки и вынула из одного из рюкзаков книгу – толстенную энциклопедию. Они всей толпой начали лихорадочно ворошить страницы.
      – О!
      Сперва девочка, а затем и остальные двое из команды клуба катания на лыжах заметили приближающийся отряд Ларри. Со смущённым видом члены клуба заскрежетали зубами и тут же вернулись к энциклопедии.
      – Что у них происходит? – поинтересовалась Мэг. На её вопрос Серон ответил молчаливым действием.
      Проходя мимо лыжников, он помахал листом ответов – с отмеченным на нём маршрутом прохождения – контролёру, и получил от него лист с вопросом. Это был вопрос, принадлежащий конкретно данному контрольному пункту.
      Школьникам надо было вписать свой ответ прямо здесь на месте. После финиширования при проверке будут начисляться баллы, и если будет допущена ошибка, то снимут очки, поэтому необходимым условием для победы является правильный ответ на все вопросы.
      Серон показал лист с вопросом Ларри и Мэг.
     
      ■ Вопрос (по разделу Обществоведение):
      Какой из нижеобозначенных ответов НЕ является причиной для основания Особого Столичного Округа Рокшенуксской Федерации в том месте, где он сейчас находится?
      1) Потому что место располагается далеко от реки Лутони (граница между Востоком и Западом).
      2) Потому что место располагается в пределах побережья, а транспортировка по морю намного удобней, чем по рекам.
      3) Из-за умеренного климата зимой и малых снегопадов.
      4) Из-за хорошо развитой инфраструктуры речных каналов и железных дорог.
      5) Потому что место находится на границе разных регионов, что позволяет столице быть независимой от какого-либо региона Рокше.
     
      Серон получил от контролёра цветной карандаш. Чтобы исключить жульничество, на каждом контрольном пункте был свой собственный цвет карандаша.
      Серон вписал цифру «4» в бланк ответов и вернул карандаш контролёру. После чего, что было для него не характерно, он похлопал Ларри по спине и громким голосом сказал:
      – Отлично, идём на следующий контрольный пункт! Веди нас, Ларри!
      – Блин! – команда клуба катания на лыжах бросила в Серона убийственный взгляд, затем немедленно вернулась к своей энциклопедии, так как времени терять им было нельзя.
      – Не может быть, неужели они… – подал голос Ларри.
      – Они не могут решить свой вопрос? – продолжила за него Мэг.
      – В противном случае, они бы не притащили с собой толстенную энциклопедию, – заключил Серон.
      Ларри проверил маршрут, который он начертил на карте восковым карандашом, и начал движение.
      – Ты думаешь, они действительно взяли с собой весь набор энциклопедий? Это же глупо…
      – Они пытаются хоть как-то сгладить своё слабое место. Не так уж это и глупо. Но благодаря их слабости, теперь мы уже не находимся в невыгодном положении.
      – Ты прав… Клуб катания на лыжах, прошу прощения. Не такому болвану как я говорить о вашей глупости. Простите меня. Желаю вам удачи, – глядя издалека на их сгорбившиеся спины, Ларри высказал им слова поддержки. Естественно, его слова они не услышали.
      – Я поняла. Это и есть твой план, Серон! У команды катания на лыжах есть выносливость и скорость, но зато у нас есть ты, который очень любит книги! – одобрительно воскликнула Мэг.
      – Ага... Это будет хороший поединок, – кивнул Серон.
     
      Спустя пять минут после того, как отряд Ларри покинул контрольный пункт…
      – А-а! Когда был основан Столичный Округ, железных дорог ещё не существовало! – закричал Уилкинсон, его голос эхом пронёсся по контрольному пункту.
      – Четвёртый. – Четыре.
      Остальные члены команды тут же поняли, какой должен быть ответ.

* * *

     – Ничего стоящего.
      – Правда?
      Перепасовке Дженни с Натальей не было видно конца.
      – Да, правда.
      – Я просто не понимаю, как наша умная, здравомыслящая шеф могла без причины принять настолько меняющее жизнь решение... Неужели я делаю неправильные выводы?
      – Спасибо за комплимент, но остальное я оставлю без ответа.
      – Так нечестно. Слушай, а ты хочешь пить? Вот, возьми моё, – предложила Наталья, доставая бутылку из своего пакета. В бутылке находился виноградный сок.
      – Спасибо.
      Дженни взяла бутылку, открыла крышку и в один миг опустошила содержимое на половину.
      – Неплохо. Ты так любишь выпить?
      – Это просто сок, – вздохнула Дженни, сдаваясь, но что-то припомнив, тут же захихикала. – А вот моя подружка однажды случайно напилась.
      – О-о. И как это произошло?
      – Она обнаружила молодое вино и приняла его за сок. Выпитый полный стакан снёс её с ног.
      – Ага, свежее пьётся легко. Хотя, сама я никогда не пробовала. Значит, виноградный сок вызывает у тебя такие воспоминания? И как ты себя чувствовала, шеф? Было весело?
      – Нет. Но…
      – Но?
      – Это не та тема, для обсуждения которой надо выпить… тем более, что всё закончилось хорошо.
      – Ты это о чём?
      – И это не тот секрет, который надо скрывать до тех пор, пока не станешь взрослым и не напьёшься…
      – Ха?
      В полном недоумении Наталья посмотрела на обращённое к ней справа в профиль лицо Дженни.
      Дженни повернулась. Их взгляды встретились.
      На лице у девочки Наталья заметила то ли тень облегчения, то ли свет счастья, а может, и то и другое одновременно.
      – Вот теперь ты действительно готова для разговора! Ну же, пришло время раскрыть свой секрет! – театральным тоном объявила Наталья.
      – Я же уже тысячу раз сказала, что здесь нет ничего особенного... Приготовься к самому сильному разочарованию в своей жизни, – улыбнулась Дженни.
      И Ник, который уже долгое время притворялся статуей, наконец, с элегантной улыбкой заговорил:
      – Мне тоже очень интересно.

* * *

     – Неплохо, клуб журналистики! Признаю, что недооценил вас! Но мы вам не проиграем! Клянусь в этом!
      Мимо идущих быстрым шагом по прогулочной дорожке Серона с друзьями пробежал клуб катания на лыжах с Уилкинсоном во главе. Их лыжные палки дробью отстукивали по деревянным доскам тротуара. Члены клуба катания на лыжах жутко потели, их огромные рюкзаки трепало из стороны в сторону.
      – Они стараются изо всех сил, – заметил Ларри, не роняя при этом ни капли пота. Он посмотрел сперва на карту в левой руке и затем на часы на правой. – Мы почти пришли.
      – К пятому контрольному пункту, да? В конце концов, они нас догнали. Это воистину хорошее соревнование, – произнесла Мэг. Её тёмные глаза были полны боевого настроя.
      После третьего контрольного пункта они несколько раз сходили с дорожек и шли по пересечённой местности.
      На четвёртом контрольном пункте команда Ларри опередила клуб катания на лыжах. Серон с лёгкостью решил вопрос, и его команда тут же снова стартовала, опять двинувшись через лес и прогулочные дорожки к пятому пункту.
      Прямо перед пятым контрольным пунктом, после короткой прогулки через лес и выхода на прогулочную дорожку…
      Другими словами – прямо сейчас – их обогнал клуб катания на лыжах. Продвигаясь по дорожке вперёд, команда Ларри увидела пятый контрольный пункт. Рядом с пунктом располагался флаг с кроликом.
      Уилкинсон с командой были уже на месте. Как и в прошлый раз, они отчаянно листали страницы энциклопедии в поисках ответа на вопрос. Время от времени они стирали рукавами с лица пот.
      Серон получил от контролёра бланк с вопросом и за четыре секунды его прочитал.
      – …
      Затем он показал лист Мэг.
      – М? – Мэг прочитала вопрос и лучезарно улыбнулась. – Вот этот ответ! Я уверена! Это было очень легко! – воскликнула она, указывая на ответ. Серон уверенно кивнул.
      – Я тоже так думаю! – специально громким голосом объявил он, после чего записал ответ цветным карандашом и показал его контролёру.
      – Блин… – Чёрт… – Хм-м…
      Пока ветер разносил источаемую клубом катания на лыжах злобу…
      – Отлично! Остался последний! – закричал Ларри, чтобы как можно сильнее раздразнить противника.
      – Выложимся на все сто! – Мэг тоже была безжалостна к противнику.
      Следуя указаниям Ларри, отряд снова отправился в путь.
     
      – Блин… вот же воображала… – глядя вслед удаляющемуся клубу журналистики, единственная в клубе лыжников девушка так сильно сжала зубы, что те готовы были сломаться.
      – Успокойся. У нас ещё есть шансы на победу, – холодно произнёс Уилкинсон. – Скорее всего, у них такой же маршрут, как у нас. А вы помните, что последняя точка довольно далеко от финишной линии. В выносливости им нас не победить, верно?
      – Президент…
      – Так что не будем торопиться и дадим правильный ответ... «Каково полное имя военного из СоБеИль, который наткнулся на исторические фрески, покончившие в 3287 году с войной между Востоком и Западом?» Я думаю, ответ номер два – «Карр Бенджамин». (прим. пер.: на самом деле его зовут Карр Бенедикт)
      – Я тоже! – Да!
      Услышав ответ товарищей, Уилкинсон уверенно кивнул, а затем…
      – Но давайте на всякий случай проверим!

* * *

     – В общем, меня вырастили как настоящую леди. Я была лишена трудностей жизни и меня баловали, словно маленькую принцессу. Честно говоря, я не считаю, что это было странное воспитание. Мне нравилось жить словно кукла, – начала Дженни Джонс, держа в одной руке бутылку виноградного сока. Она сняла обувь и с ногами забралась на скамейку.
      – Зная нынешнюю тебя, я бы ни за что в жизни не поверила в подобное... Но я верю, потому что видела фотографию, – произнесла Наталья.
      На упомянутой Натальей фотографии была изображена двенадцатилетняя Дженни, разодетая словно кукла в фантастическое зимнее пальто.
      – Согласен, я тоже видел фотографию, – согласился Ник.
      – То есть, вы бы мне не поверили, если бы её не видели?
      – Ага. – Вероятней всего.
      Дженни надула щёки:
      – Значит, это действительно было настолько шокирующим зрелищем… Ну да ладно.
      – Но ты знаешь… Я предпочитаю тебя в твоём нынешнем виде, – бросила комментарий Наталья.
      – Хе, это комплимент? – одними только глазами повернулась к ней Дженни.
      – Нет, я вполне искренна. Теперь ты выглядишь лучше.
      – Спасибо. Хотя и длинные волосы и кукольная внешность меня тоже устраивали. Мои родители в то время были строгими, но в то же время и милыми. А слуги и горничные все до единого были хорошими людьми, – Дженни поглядела на далёкое небо. – И такими остаются до сих пор.
      Затем она опустила взгляд.
      – Я знаю, – заверила её Наталья. – Так что насчёт причёски?
      – Разве не очевидно? – мгновенно отреагировала Дженни.
      – … – …
      Наталья и Ник одновременно посмотрели на неё. Две пары глаз уставились прямо на Дженни.
      Девочка посмотрела по сторонам сперва в одни глаза, потом в другие.
      – Чего? Такое ощущение, будто вы только что увидели инопланетянина.
      – Шеф… – Наталья прервалась, полурыдая. – Д-должно быть, я слишком сильно на тебя давлю… Ничего страшного, тебе не надо себя пересиливать…
      Ник тоже выглядел печальным:
      – Наверное, нам стоит оставить эту историю нерассказанной...
      – Эй, народ! Вы же сами хотели её услышать! – засмеялась Дженни.
      – Правда, что ли? Вот ты об этом упомянула, и я начинаю что-то припоминать.
      – Действительно. Я тоже вспоминаю что-то подобное.
      – Блин... Я не это имела в виду.
      – Подожди, я всё ещё не догоняю… Так кто тебя бросил?
      – Мой двоюродный брат, – незамедлительно ответила Дженни.
      – Ого, – воскликнула Наталья. – Довольно необычно, хотя и не совсем... Если ты росла избалованной наследницей, посещающей чисто женскую школу, то вероятней всего ты никогда не встречала парня, который не являлся бы твоим родственником.
      – Ага, более или менее так.
      – Сколько ему было лет?
      – Он на шесть лет старше меня, а значит, тогда ему было восемнадцать.
      – Хм-м. Да уж, достаточно взрослый, чтобы выглядеть надёжным и привлекательным.
      – Судишь по собственному опыту?
      – Вовсе нет… У меня нет близких родственников.
      – Серьёзно?
      – Ага. Мой отец происходит из богатой семьи, но его в молодом возрасте выгнали из дома, когда узнали, что он хочет стать музыкантом. «Штейнбек» это фамилия моей матери. Она в малом возрасте лишилась своих родителей, поэтому ей тоже приходилось тяжело. Но моим родителям удалось добиться признания их таланта и поступить в музыкальную школу на бюджетной основе.
      – Звучит просто невероятно, – произнёс Ник.
      – Вот такие у меня родители, – сказала Наталья, пожимая плечами. – Уже потом, когда они вместе выиграли музыкальный конкурс и стали известны по всему Рокше, семья отца прислала ему снисходительное письмо со строчками типа «Мы примем тебя обратно в семью. Будь нам за это благодарен и трудись изо всех сил ради возвеличивания нашей фамилии».
      – И?
      – Отец самыми изысканными словами рокшенуксского языка им ответил: «А-а?! Чё вы несёте?! Вы так не шутите, уроды! Чёрта вам лысого! Больше никогда мне не пишите! Чтоб вам сквозь землю провалиться!» Поэтому сейчас у меня нет ни дедушки с бабушкой, ни двоюродных родственников.
      – Ух ты. Я ничего из этого не знала, – с восхищением пробормотала Дженни.
      – Честно говоря, я всё это знал. Но никому ничего не рассказывал, – негромко произнёс Ник со своего места.
      – В общем, то, что у меня нет родственников, это меня нисколько не колышет… Но мы же слушали твою историю. Прости-прости, шеф.
      – …Мне точно стоит вам всё рассказывать? – поинтересовалась девочка.
      – Ага, – кивнула Наталья. – Мы хотим знать, что всё-таки случилось. Не переживай, у тебя есть право говорить.
      – В смысле, право хранить молчание?
      – Не-а – говорить. Неинтересная история окончательно уйдёт в прошлое, только если её рассказать...

* * *

     – Ответ номер два. Это был год, в котором официально признали за человеком право хранить молчание, – сказал Серон, заполняя бланк ответов. Все шесть ячеек теперь были проставлены.
      Других школьников на контрольном пункте не наблюдалось.
      – Отлично! Нам остаётся только вернуться на стартовую линию, – весело завопил Ларри, поглядывая на свои часы. Со времени начала соревнования прошёл почти час. – Обратный путь пройдём быстрым шагом. И в этот раз будем придерживаться прогулочных дорожек, поэтому мы не потеряемся.
      – Я поняла. – Хорошо.
      Так ответили ему Мэг и Серон.
      В руках Мэг держала длинный узкий термос. Она налила себе горячий чай в сделанную в виде кружки крышку термоса, одним глотком его выпила и затем обратилась к Серону:
      – Серон, пожалуйста, попей чаю. Тебе нужно восстановить баланс воды.
      – А?... Спасибо.
      – Я тебе налью.
      Мэг налила чай в свою кружку и протянула её Серону.
      – …
      В один миг в его голове пронеслось множество разных мыслей.
      – А после Серона можно и мне тоже? – спросил Ларри, приходя на помощь другу.
      – Конечно, можно. Серон, выпей сперва ты.
      Серон несколько раз про себя проговорил, что в чайной кружке нет ни какого особого намёка, и выпил чай.
      – Вкусно.
      – Да. Потому что Ларри умеет хорошо заваривать.
      Серон вернул кружку Мэг. Ларри одним глотком проглотил свою порцию.
      – Поехали, – произнёс он, надевая рюкзак с термосом внутри.
      Команда двинулась к своей цели.

* * *

     – Я была впечатлительной маленькой девочкой. Девочкой, считающей, что мальчик, который всегда хорошо к ней относился, на самом деле её любит… И потому всё кончилось тем, что она сама в него влюбилась.
      – Шеф, это могло случиться с каждым. Тут нет твоей вины.
      – Да. Я не сделала ничего плохого. Просто я была глупа.
      – Да ладно тебе.
      – Я была глупа. По-глупому в него влюбилась, по-глупому пришла к глупым выводам, по-глупому ввела саму себя в заблуждение, по-глупому вообразила, что то, что я себе напридумывала, может стать правдой… – произнесла Дженни с непроницаемым лицом. Её глаза были устремлены не на своих товарищей, а на широкое синее небо над деревьями.
      – Когда он принёс новости, я почувствовала себя так, словно меня закинуло в параллельный мир. Знаете же про такое состояние? Когда всё вокруг выглядит по-прежнему, но ощущение, словно ты в ином мире. Такова жизнь.
      – Тогда, здрасте, добро пожаловать к нам. Можно приспособиться жить где угодно, а здесь не так уж и плохо. Как говорится «Куда бы ты ни попала, ты будешь на своём месте». Так что это были за новости?
      – Банальщина. Вроде той, от которой все радуются... Он сказал, что вскоре после поступления в университет собирается жениться на прекрасной девушке.
      – Ох.
      – На красивой девушке, с которой уже долгое время тайно встречается.
      – Ты её знаешь?
      – Ну да, – произнесла Дженни, делая глубокий вдох. – Я, может, и жила безмятежной жизнью, но как я могла не знать собственную сестру?


msv6c33

* * *

     – Серон, Ларри. Здесь клуб катания на лыжах, – произнесла Мэг, первой заметив трёх людей.
      Примерно в сорока метрах впереди команды Ларри клуб катания на лыжах мчался к ним, выстукивая лыжными палками барабанную дробь по прогулочной дорожке. Все трое участников были мокрые от пота.
      – Наверное, они направляются к последнему контрольному пункту, – заметил Ларри, сверяясь сперва с картой, а потом с наручными часами. – Ничего страшного. Даже если они ответят на вопрос за три минуты, мы всё равно финишируем раньше.
      Пока Ларри давал объяснение, клуб катания на лыжах приближался всё ближе и ближе. Ларри отошёл в сторону, чтобы их пропустить.
      – Приветствую! Очень вежливо с твоей стороны, Хепбёрн! – Уилкинсон улыбался, его лицо сияло от пота. – Благодарю за спортивный дух, но не рекомендую расслабляться!
      Затем клуб катания на лыжах прекратил бежать. Они смотрели, как команда Ларри медленно приближается к ним по дорожке.
      – Ответ номер два, я прав?
      – Как?! – Ничего себе. – …
      В ответ на реакцию Ларри и Мэг, Уилкинсон засмеялся:
      – Нет такого правила, которое бы запрещало получать ответ от другой команды. Цветные карандаши для этого и предназначены. Так что всё, что тебе нужно – это знакомые в других отрядах. Я прав?
      – Блин… – глядя на торжествующих Уилкинсона с его людьми, Ларри в отчаянии крепко сжал зубы.
      – Мы собираемся добежать до контрольного пункта, а затем и до финиша. И мы будем бежать изо всех сил. Так что вам лучше воспользоваться своим преимуществом, пока у вас ещё есть шанс! Жду не дождусь нашего решающего поединка!
      Уилкинсон и клуб катания на лыжах снова ударились в бег. Они приблизились к команде Ларри, пробежали мимо и исчезли вдали.
      – …
      Глядя своими голубыми глазами за их стартом, Ларри недовольно надул губы.
      – Судя по всему, нам придётся пробежаться, – холодно произнёс Серон.
      – Без пробежки было бы скучно! Я побегу! – подала голос Мэг, с бесстрашной улыбкой скрещивая руки на груди.
      Недовольное лицо Ларри тоже сменилось улыбкой:
      – Ну хорошо, народ. Давайте до финиша выложимся на все сто!
      Приняв выкрик Ларри за сигнал, все трое бросились бежать.

* * *

     – Шеф, у тебя есть сестра? – поинтересовалась Наталья.
      – Странно. Я слышал, что ты единственный ребёнок семейства Джонс, – вмешался в разговор Ник.
      Дженни повернулась к нему и впервые за долгое время встретилась с ним взглядами.
      – Николас, ты кто, сыщик что ли?
      – Конечно же нет, Дженни. Просто я очень много времени провел, изучая истории знаменитых семей.
      – Собираешься жениться на богатенькой? – пошутила Наталья.
      Но Ник без колебания утвердительно кивнул:
      – Да. Всё-таки фамилия Браунинг не такая уж известная.
      – Ух ты, серьёзно?.. К твоему сведению, про Штейнбеков можешь даже и не думать. Всё, что у нас есть, это горы музыкальных инструментов и воистину потрясающие музыкальные способности.
      – Это уже само по себе достаточно солидное достижение, – потряс головой Ник. – У моей семьи есть только учебники, по которым родители читают лекции, и учебники, которые родители написали сами.
      – Ну не будем об этом, – произнесла Наталья, возвращая разговор в прежнее русло. – И что было дальше, шеф? Ты можешь с нами поделиться?
      – Могу, – кивнула Дженни. – Она моя сестра, но мы с ней не родные.

* * *

     Серон, Ларри и Мэг бежали.
      Они, конечно, не неслись со всех ног, но и лёгкой пробежкой их бег определённо нельзя было назвать.
      Пробегая по прогулочной дорожке мимо других школьников, они ловили с их стороны странные взгляды.
      – Дальше направо! – приказал Ларри, и вся команда повернула туда, куда он указал.
      Так как из-за физических различий Мэг бежала чуточку медленнее, то мальчики подстраивались под её темп.
      – Сколько нам ещё осталось? – спросила Мэг. Её ничуть не запыхавшийся красивый голос эхом пронёсся среди деревьев.
      – Ещё только половина пути, – ответил Ларри.
      – …Ох… – Серон начал замедляться.

* * *

     – Моим родителям очень тяжело было зачать ребёнка. Прежде чем я родилась, им пришлось многое пережить.
      – Ясно… Насколько я помню, нынешний президент Джонс довольно стар. Он значительно старше поколения наших родителей, – вставил слово Ник.
      – Неужели ты каждый день читаешь деловые журналы? – поинтересовалась Наталья.
      – Да, их выписывает моя мама.
      – Всё понятно... Шеф, можешь продолжать.
      – Поэтому мои родители решили усыновить ребёнка. Это было за шесть лет до моего рождения. Они направились в столичный детский дом и выбрали себе девочку, от которой родные родители отказались сразу после её рождения.
      – Вот оно что… Значит, это и есть твоя сестра?
      – Ага. Но затем неожиданно родилась я.
      – Что потом?
      – Родители собирались вырастить нас как родных сестёр, но мой дядя – младший брат папы – захотел усыновить ребёнка. И, конечно же, выбор пал на мою сестру. Как он сказал: «Я хочу, чтобы у меня тоже была дочь».
      – А затем?
      – По результату кучи семейных совещаний, сестра перешла в семью дяди.
      – Да уж… перебросили из одной семьи в другую. Мне её даже жалко.
      – К вашему сведению, семья дяди живёт с нами в одном поместье. И мы всегда обедаем вместе. Единственное, что изменилось в жизни сестры, это её официальный опекун.
      – И только?
      – В общем, у дяди есть сын. И он того же возраста, что и моя сестра.
      – Подожди… не может быть… так это он? – у Натальи перехватило дыхание. Её лицо приняло столь редкий для неё озабоченный вид.
      – Тебе нужно отдышаться? – заулыбалась Дженни своей обычной улыбкой, наконец, перейдя в наступление.

* * *

     – Не хотите передохнуть?
      У Серона первого из отряда закончилось дыхание.
      Ларри по-прежнему был полон энергии. А Мэг хоть и вспотела, но выглядела не особо уставшей.
      Из всех троих замедлился только Серон. Он поник головой и его дыхание начало сбиваться.
      Вскоре его бег замедлился до шага.
      – Нет… мне хоть и тяжело… но нам нельзя останавливаться…
      – Хорошо. Мы продолжим пешком! – сказал Ларри, стягивая с Серона его рюкзак. – Ты справишься! – подбодрил он друга, надевая рюкзак на себя спереди.
      – Да! У тебя получится!
      Услышав поддержку Мэг, ноги Серона ненадолго ускорились.

* * *

     – То есть, ты хочешь сказать, что двоюродный брат, которым ты увлеклась, влюбился в собственную приёмную сестру? – вежливо уточнил Ник.
      – Да, – кивнула Дженни, как ни в чём не бывало.
      – Ох, вот это сюрприз! – произнесла Наталья очень женственным тоном, который был далёк от её обычного тона.
      – Прекрати! – мужским тоном резко прервала её Дженни. – Ну да ладно, вернёмся к рассказу... Я росла с сестрой и двоюродным братом. Мы были друг другу словно родные братья и сёстры. Нам так было весело вместе.
      – И? – спросила Наталья.
      Дженни откинулась затылком на спинку скамейки и посмотрела в голубое небо.
      – Я не знаю, когда они увлеклись друг другом... Хотя я знаю, что они ходили в одну старшую школу. Это, кстати, была 1-я Столичная старшая школа. Двоюродный брат хотел участвовать в соревнованиях по гребле, и выбрал эту школу из-за её сильной команды.
      – А ты?..
      – Ну а я так и ходила в свою элитную школу для маленьких принцесс, и всё время мечтала о розовом будущем. Жила в своей маленькой башне, ожидая принца в сияющих доспехах, который увезёт меня с собой... Хотите услышать дальше?
      – А-а… – у Натальи перехватило дыхание. – Шеф!
      – Ой!
      Своим огромным телом она обхватила крохотную Дженни и сжала изо всех сил в удушающие объятия.
      – Ай!.. Стой!.. Ой! Мне трудно дышать! Ты пытаешься меня задушить?!
      – Проклятье! – выругалась Наталья, обнимая Дженни. В её глазах стояли слёзы. – Подобные истории меня всегда разжалобливают! Я больше не могу это слушать!
      – Так вы же сами меня попросили! Отпусти!
      – Но теперь у меня нет пути назад!
      – Так ты решись уже: слушать или нет! Да и к тому же, у моей истории счастливый конец!
      – Правда?.. Какой?..
      – Если ты меня отпустишь, то я, может, и расскажу! Ну же!
      Наталья, наконец, разорвала объятия.
      – У меня вся жизнь пронеслась перед глазами, – выдохнула Дженни, поправляя растрепавшиеся волосы.
      – Что-то мне не кажется, что история ведёт к счастливому концу, – скромно произнёс Ник.
      – Нет, именно счастливый конец… Двоюродный брат с моей сестрой официально числились родственниками, но у них был шанс пожениться, если бы её исключили из семейного регистра. Несмотря на это, брат сильно волновался. И однажды, после долгого обдумывания, он за обеденным столом неожиданно для всех признался: «Я собираюсь провести оставшуюся жизнь с женщиной рядом со мной!» Сидя за столом, я смотрела на их лица напротив меня.
      – И? Что потом? Что было затем? – спросила Наталья, глядя в повёрнутое в профиль лицо Дженни.
      – Некоторое время все молчали. Но всем было понятно, что он это серьёзно… А потом, знаете, что сделал дядя?
      На вопрос Дженни, Наталья искренне ответила:
      – Нет… без понятия. Полный хаос? Полетели тарелки и разлилась кровь?
      – Наоборот.
      – Правда?
      – Дядя с полными глазами слёз кивнул своему сыну и сказал: «Позаботься о ней! Сделай её счастливой!»
      – Ух ты! Даже и не знаю, хорошо это или плохо… – воскликнула Наталья.
      – Есть такой момент, – Ник тоже не стал скрывать своего удивления.
      – Народ танцевал от радости. Дядя с тётей очень сильно любили мою сестру, и они тяжело переживали о том, что она когда-нибудь выйдет замуж и их покинет. Мои родители тоже переживали. В обществе богатеев привыкли высокомерно на неё смотреть только из-за того, что она приёмная, и мама с папой жутко не хотели, чтобы она вышла замуж за того, кто будет с ней плохо обращаться. К тому же они были рады, что их племянник не свяжется с какой-нибудь сомнительной девчонкой. И так как они не кровные родственники, то и об инцесте речи не идёт.
      – Полагаю, такой ход мыслей имеет право на жизнь... Иногда семья, в которую ты входишь после свадьбы, оказывает на тебя большее воздействие, чем человек, с которым ты связываешь свою судьбу.
      – Так что обед превратился в импровизированный банкет. Все смеялись и поздравляли. Должно быть, они все были счастливы... Кроме меня. Я просто сидела с приклеенной фальшивой улыбкой на лице, как громом поражённая. Меня словно переместили в какой-то причудливый мир.
      – А потом?
      – Потом? Прежде чем я очнулась, была назначена дата свадьбы и прозвучали свадебные колокола. Это было крупнейшее празднование за всю историю семьи Джонс. Естественно, я тоже там присутствовала. Одетая в дорогущее платье, я смотрела на их поцелуй с самого лучшего места в доме. Смотрела, как все просто сияли.
      – Шеф… достаточно… не вынуждай себя…
      – Нет, я буду! Мне много есть чего сказать!.. Во-первых, я ничуть не обижена на двоюродного брата. И на ставшую мне родной сестру я тоже не обижаюсь. Они могут не догадываться о том, что я чувствую, но они по-прежнему сильно меня любят. Они хорошие люди, и я люблю их так же сильно, как они меня.
      – Вот как? Это замечательно!
      – И я не обижаюсь на родителей и дядю с тётей. Я рада, что родилась в семье Джонс. И если бы у меня был выбор у кого рождаться, то я бы всё равно выбрала своих родителей. Но! Если бы мне выпал второй шанс, я бы не сидела на месте, сложа руки. Я бы сделала всё, что необходимо было сделать, и сказала бы всё, что необходимо было сказать. И неважно, какие после этого будут последствия.
      – Угу-угу, – глядя на Дженни, Наталья кивала снова и снова.
      – Я получила урок из своих ошибок. Если ты кого-то любишь, то не сиди сиднем и не жди, что тебя заметят. Простые мечтания о совместном будущем не помогут эти мечты осуществить. У тебя не получится выиграть, если ты не приложишь к этому все силы! Пойми, какое именно тебе будущее нужно, и беги к нему, словно от этого зависит твоя жизнь!
      Затем Дженни внезапно поднялась на ноги. Высоко держа голову, она вытянула правую руку и указала прямо на…
      – Это я тебе говорю! Серон Максвелл!
      …случайным образом пробегающего мимо вымокшего от пота Серона.
     
      – Кто?.. Я?
      Сбитый с толку Серон пробежал мимо команды Дженни.
      – Ой, друзья! Мы стараемся изо всех сил!
      Мгновенье спустя мимо них пробежала Мэг, а за ней…
      – Вы всё ещё здесь?! Ну и отлично! Присмотрите за рюкзаками, мы вернёмся за ними сразу после нашей победы! Ната, можешь съесть всё, что внутри!
      Ларри на секунду остановился, чтобы сбросить два рюкзака перед скамейкой. Затем он снова принялся бежать.
     
      Глядя в спину скрывающейся за деревьями троице…
      – Как они бегут. Создаётся впечатление, будто их кто-то преследует, – посмеиваясь, элегантно произнёс Ник.
      – Пф-ф! – фыркнула Дженни, присаживаясь на своё место. – Им лучше бежать так, словно по пятам за ними гонится стая волков. Я ожидаю от них только первое место.
      – Интересно, почему? Неужели возникла необходимость так бежать? Я, конечно, не жалуюсь, но ведь они даже бросили свою еду, – удивилась Наталья, хватая сразу оба рюкзака.
      Ник открытой ладонью указал в ту строну, откуда прибежала команда Ларри:
      – Случайно не поэтому?
      – М? – Ха?
      Наталья с Дженни повернулись на его жест.
      – Мы победим! – А-а-а-а-а! – Лыжный клуб! Лыжный клуб!
      Разгорячённые Уилкинсон и его команда неслись со всех ног.
      Все трое были истощены долгим бегом с тяжёлым грузом за спиной, из их открытых ртов капала слюна в виде пены. Они с треском и грохотом пролетели мимо команды Дженни.
      – Всё ясно… – произнесла Наталья.
      – Довольно близкое соперничество, – сказал Ник. – Судя по их скорости, если они продолжат тем же темпом, то где-то у входа в парк они догонят команду Ларри.
      – Откуда ты знаешь?
      – Прикинул приблизительно.
      Дженни откинулась на спинку скамейки:
      – Я не потерплю второго места.

* * *

     – Я вижу клуб журналистики! Ату-у!
      Пронзительный вопль Уилкинсона достиг даже находящуюся впереди в пятидесяти метрах команду Ларри.
      Лес уже почти закончился. Дорожка сворачивала вправо к ручью, идя параллельно ему вплоть до самого моста, который вёл к цели. Оставшееся до финиша расстояние составляло порядка двухсот метров.
      – Мы что, лисы?! – заворчал Ларри, ускоряясь.
      – Мы кролики, а не лисы! – заметила Мэг. У неё ещё оставались силы на разговоры. Но бегущий впереди девочки Серон уже почти плакал:
      – «Ату» это команда охотника для своей собаки, когда он заметит лису.
      – Надо же.
      – Чёрт побери! Они нас сейчас догонят! – взвыл Ларри, оборачиваясь. Они только что свернули за поворот, поэтому клуб катания на лыжах пропал из виду. Но голос Уилкинсона звучал по-прежнему ясно:
      – Ну держитесь, клуб журналистики!
      Команда Ларри, наконец, выбралась из леса.
      Прогулочная дорожка повернула направо. На своём прежнем месте показался красно-белый флагшток.
      – Ларри! Через реку будет не быстрее? – внезапно спросила Мэг.
      – Что?.. Да, но…
      Ларри на мгновенье задумался. Если они сейчас пересекут ручей, то до выхода из парка им останется только по диагонали пробежать короткую полосу травы. Это будет быстрее, чем продолжать бежать по дорожке и через мост.
      – Мэгмика, я не думаю, что у нас получится. Ручей слишком широкий.
      Если взять хороший разбег, то ручей они перепрыгнуть вполне могли. Вот только берега ручья имели крутые склоны высотой около 50 сантиметров, поэтому, для безопасного его перелёта, им придётся прыгать минимум на три метра в длину.
      – Всё хорошо! Честно говоря, я уже делала так раньше! – произнесла Мэг, ускоряясь и пробегая мимо Серона.
      Она добежала до красно-белого флагштока и вытянула его из трубы обеими руками. Затем она отступила на несколько шагов назад.
      – М? – Серон остановился.
      – Что ты делаешь? – поинтересовался Ларри.
      – Пожалуйста, посмотрите! На стиль жизни человека из СоБеИль! – воскликнула Мэг и сорвалась в бег.
      С флагштоком в руках, она неслась прямиком к ручью.
      Затем она воткнула флагшток прямо в центр водного потока.
      – Хия-а!
      С энергичным воплем она накрепко ухватилась за импровизированный шест и прыгнула.
      – Ах! – Ух!
      У Серона отпала челюсть, а глаза Ларри стали размером с тарелку, когда Мэг описала элегантную арку над ручьём. Флагшток преодолел весь путь до другого берега и медленно пошёл вниз.
      – Хоп.
      По-прежнему удерживая его в руках, Мэг приземлилась на покрытом травой пологом склоне противоположного берега ручья. Далее она отпустила флагшток и кувырком прокатилась по земле. Её спортивный костюм и хвостики покрылись травой. При этом резинки, скрепляющие концы хвостиков, порвались, и волосы распустились.
      – Поторопитесь!
      Мэг быстро поднялась на ноги и перекинула флагшток обратно через ручей. Длинные чёрные волосы девочки волнами пошли по её спине.
      – Ага, – Ларри кинулся к берегу и поймал флагшток. – Серон, я иду первый! Давай следом за мной!
      Ларри крепче ухватился за флагшток, отступил несколько шагов назад и побежал.
      – Ха-а-а!
      Он прыгнул даже ещё дальше, чем Мэг, и с лёгкостью приземлился на противоположном берегу.
      – Серон, лови! – крикнул Ларри, перебрасывая флагшток обратно. Но в этот самый момент…
      – О! Будь проклят клуб журналистики! Вы жулики!
      … из-за деревьев показался Уилкинсон, он мгновенно разобрался в происходящем.
      – … – Серон растерялся при попытке поймать флагшток и выронил его из рук.
      – Ох! – воскликнула Мэг.
      – Ничего страшного, Серон! Ты только не суетись, – произнёс успокаивающие слова Ларри.
      Серон присел на корточки и поднял флагшток, а затем, как и Ларри, отступил несколько шагов назад.
      Перед ним протекал водный поток, который казался даже ещё шире, чем до этого. А на том берегу стояли его лучший друг и красивая девочка с длинными волосами. Оба махали ему руками и подбадривали.
      У Серона сбилось дыхание.
      – Получится ли у меня?.. – засомневался он.
      – Тебе надо прыгать! Сзади-сзади! – до него донёсся голос Ларри. Серон обернулся.
      – А-а-а-а! – в одиночку совершив безумный рывок, Уилкинсон нёсся на него словно демон. Расстояние между ними составляло уже порядка десяти метров.
      – Ох!
      Больше нельзя было терять ни секунды времени. Серон побежал.
      – Прыгай! – Серон!
      Он услышал два голоса и тут же воткнул флагшток в дно ручья.
      – О нет! – воскликнула Мэг.
      Серон воткнул флагшток слишком близко к своему берегу, но всё же прыгнул.
      Вцепившись в шест, он словно в замедленном движении прочертил арку в сторону противоположного берега.
      – Не долетит! – испугался Ларри и ринулся вперёд. Поняв его намерение, Мэг бросилась бежать за ним.
      – А-а-а! – пролетая над водой, пронзительно закричал Серон, внезапно осознав своё положение. Если он и дальше так полетит, то не долетит до берега.
      Посредине пути он вытянул ноги так далеко вперёд, как только смог. Этого едва хватило, чтобы он упёрся ими в траву на вершине крутого склона.
      – Ва-а!
      Но он тут же поскользнулся. И что ещё хуже, так как его поясница оказалась ниже бёдер, то он начал опрокидываться спиной назад.
      Серон упал спиной на траву и стал скатываться головой вниз со склона в воду…
      – Держись! – Ах!
      Ларри и Мэг одновременно прыгнули и схватили Серона за левую и правую ноги соответственно.
      Бульк. Раздался лёгкий всплеск.
      В то время как Мэг с Ларри прильнули к земле, удерживая Серона за ноги, на противоположный берег вышли все три участника клуба катания на лыжах.
      – …
      Голова Серона касалась водной поверхности. В ручей попали только волосы мальчика, словно бы ему мыли голову в парикмахерской. Вода слегка омывала ему лоб.
      Серон смотрел на Уилкинсона вверх ногами.
      – Тянем!
      – Давай!
      Ларри с Мэг изо всех сил потащили Серона на берег. Его волосы покинули воду.
      – Ух!
      Серон тоже старался себя вытянуть. Хватаясь за траву под собой, он поднялся в сидячее положение.
      – Держись, – произнёс Ларри, протягивая ему руку.
      Серон ухватился за неё сразу обеими руками.
      – Гра-а-а!
      Ларри одним резким движением дёрнул его на себя. Серон мгновенно подался вперёд так, что капли воды слетели с его волос. Мальчик упал на траву.
      – Хах-хах! – тяжело дышал Серон. Его лицо и спортивный костюм вымокли от стекающей с волос воды.
      – Ты перепрыгнул! – Ларри похлопал друга по плечу. Мэг тем временем тоже не сидела сложа руки.
      – Вы его никогда не получите! – громко объявила она, вытаскивая из воды уплывающий прочь флагшток.
      Уилкинсону, который с помощью поддержки своих товарищей уже тянулся к нему…
      – А!
      …оставалось только смотреть, как он уходит из его рук.
      – Чёрт побери! Плохо дело! Народ, бежим!
      Клуб катания на лыжах незамедлительно вернулся на прогулочную дорожку.
      – Серон! Мэгмика! Нам тоже надо идти! Вы можете бежать?
      – Да! Ну же, Серон! Вставай!
      – Ага… хорошо…
      Мег осторожно потянула Серона за руку, помогая ему подняться на ноги. Затем Серон обеими руками зализал свои волосы назад, чтобы они не мешались.
      Ларри побежал, и Мэг с Сероном тут же бросились за ним.
      Покрытый мягкой травой луг был весь в ухабах, из-за чего по нему трудно было бежать на полной скорости. Так что все очень осторожно бежали на той максимальной скорости, которую можно было выдать на такой поверхности.
      – …
      Когда Ларри бросил взгляд вправо, он увидел клуб катания на лыжах, яростно несущийся по дорожке вдоль ручья. Когда он обернулся назад, то увидел плетущегося позади всех Серона. Ларри закричал:
      – Серон, если ты проиграешь, то все усилия Мэгмики пропадут даром!
      – …
      Серон слегка ускорился.
      – Серон, постарайся!
      На слова Мэг он ускорился ещё чуть-чуть.
     
      С зализанными назад волосами, Серон скрипел зубами, хмурился и просто продолжал бежать. С его волос капала вода, а с лица лил пот, но он не спускал глаз с копны длинных чёрных волос, колышущихся прямо перед ним.
      – Плохо дело…
      Бегущий впереди всех Ларри увидел стоящих учителей, держащих в руках финишную ленту. В это же самое время справа в углу поля его зрения показался мост. А вместе с ним…
      – А-а-а! Мы не проиграем!
      Он увидел и членов клуба катания на лыжах, только-только начавших этот мост пересекать.
      Ларри оглянулся, чтобы проверить Серона и Мэг.
      – Идём впритык…
      Хотя сам он успевал, но уже было очевидно, что клуб катания на лыжах наверняка перегонит Серона с Мэг. Ларри сделал глубокий вдох и закричал:
      – Мэгмика! Возьми Серона за руку и помоги ему бежать!
      – Д-да! – ответила Мэг. – Держи!
      Она протянула левую руку Серону.
      Серон только было потянулся своей правой рукой к протянутой к нему белой руке, как вдруг заколебался.
      – Ну же! Бежим вместе!
      Второй раз он колебаться не стал. Серон схватил руку Мэг и крепко её сжал.
      Ларри снова повернул лицо вперёд и больше уже не оборачивался. Он рванул со всех ног к финишной ленте и пересёк её первее всех.
      – Ха-ха-ха! – от всей души рассмеялся он, оборачиваясь назад.
      Он увидел, как Мэг и Серон рука об руку пересекли финишную черту с неистово бегущими за ними по пятам лыжниками.


msv6c34

     – Блин, как же я проголодался, – пробормотал Ларри себе под нос, когда пятеро человек пронеслись мимо него.

* * *

     – Шеф, и что ты почувствовала после того, как коротко подстриглась? – спросила Наталья у сидящей рядом Дженни, когда доела Ларрин бутерброд.
      – Стало легче.
      – Понятно, оно и следовало ожидать.
      – Да не голове, а на сердце.
      – А-а, ясно.
      – И ещё, я поняла, что люди могут начинать с нуля столько раз, сколько они того хотят.
      – Ох, шеф… – сочувствующе произнесла Наталья, снова заключая Дженни в объятия. – Мы с тобой останемся друзьями до самого выпуска из школы! Одна душа на два тела!
      – Ай! Я не могу дышать!..
      На этот раз к ним присоединился и Ник. Он обнял Дженни с противоположной стороны.
      – Дженни, и я тоже с вами. Зови меня с собой, если захочешь с кем-нибудь подраться.
      – Ой…
     
      – О, ты только посмотри, – со странным выражением на лице перекинулись друг с другом словами проходящие мимо скамейки школьники. – Там обнимаются три девчонки.

* * *

     – Обе команды ответили на все вопросы правильно! Поэтому с опережением на одну секунду побеждает клуб журналистики, – объявил учитель.
      – Ура-а! – У нас получилось! – Фу-х…
      Взорвались радостными криками Ларри, Мэг и Серон.
      – Не-е-е-ет! – Чёрт!.. – Как обидно!
      Тем временем клуб катания на лыжах обессиленно упал на землю, когда последний миг надежды испарился у них на глазах.
      – Все вы были на высоте! – с улыбкой произнёс учитель. – Один час и десять минут! Это новый рекорд парка! К тому же, я ещё не видел раньше такого близкого соперничества!
      Но шестеро финишировавших участников не услышали его похвалы.
      – Серон! Мэгмика! У нас получилось!
      – Да, мы сделали это! Мы это сделали!
      Пока Ларри и Мэг прыгали от радости, Серон молча склонил голову:
      – Всё благодаря вам двоим. Простите, что оказался для вас тяжкой ношей.
      Но Мэг провела рукой по лбу Серона.
      – М? – Серон удивлённо поднял голову и лицом к лицу оказался с нахмурившейся Мэг.
      К тому времени она уже успела собрать свои длинные волосы в хвост и перекинуть его через левое плечо вперёд на грудь. Мэг недовольно насупила брови и надула щёки.
      – Серон, ну что ты такое говоришь? Ты же правильно решил все вопросы! Без тебя мы бы всё ещё находились в лесу!
      – …
      С по-прежнему зализанными назад волосами, Серон с открытым ртом выпучил глаза. Приятая девушка с большими глазами, белой кожей и чёрными волосами выглядела для него словно иноземное создание.
      – Не говори о себе плохо. Ага!
      Сказав такие слова, она – Тук – слегка стукнула Серона по макушке. Её хмурое выражение быстро сменилось улыбкой, а длинные чёрные волосы заколыхались.
      – Я сейчас пригляделась, такая причёска тебе тоже идёт. Тебе стоит иногда её тоже делать.
      – С-спасибо…
      – Пожалуйста!
      С серьёзным выражением лица глядя на улыбающуюся Мэг, Серон открыл рот:
      – Мэгмика…
      Находящийся неподалёку Ларри задрожал мелкой дрожью, словно он увидел мину.
      – Я смог бежать только потому, что ты меня потащила за собой.
      – Ха-а…
      Ларри тяжело вздохнул, его плечи опустились. Но в отличие от него, Мэг заулыбалась ещё лучезарнее прежнего:
      – Пожалуйста, верь в меня! Я как старшая сестра! Можешь в любое время на меня положиться!

* * *

     – Привет, народ!
      – Мы пришли!
      – Привет.
      Вернув флагшток на его родное место, команда Ларри снова прошла через лес и вернулась к скамейке, на которой команда Дженни основала свою резиденцию.
      Наталья, Дженни и Ник приятно проводили время за едой и разговорами.
      – О! Долго жить будете! – воскликнула Наталья. Ларри неодобрительно нахмурился.
      – Ната, ты же не рассказывала им смущающих историй о моём детстве?
      – Ого, когда ты научился читать мысли?
      – Блин…
      Дженни посмотрела на Ларри:
      – Эй, я надеюсь, вы выиграли?
      Она прошлась взглядом по смеющемуся Ларри, по гордо улыбающейся Мэг и по Серону, чьи зализанные назад волосы стали уже подсыхать и разваливаться в виде неряшливой швабры.
      – Да. У нас первое место.
      – Молодцы, – улыбнулась Дженни. То же самое сделал и Ларри.
      – Мэгмика, что случилось с твоими волосами? – поинтересовалась Наталья у стоящей с распущенными волосами Мэг. – Неужели ради Серона?
      – Что? А, нет. В конце я немного упала и резинки порвались. Но всё хорошо!
      – И только?.. Мэгмика, тебе не тяжело было бежать?
      – Нет, было очень весело. Я впервые за долгое время снова прыгала через реку!
      – Через реку?
      – Да! – громко подтвердила Мэг. Наталья удивлённо склонила голову на бок.
      – Серон, я должен сказать, что такая причёска тебе идёт, – вставил слово Ник. – Почему бы тебе всегда не зачёсывать волосы назад?
      – Изредка я буду так делать.
      В это время Ларри тщательно обыскал оба оставленных им рюкзака. Одна из обеденных коробок оказалась пуста.
      – Поверить не могу, что ты действительно всё съела!
      – Ты же сам мне разрешил.
      – Забей. Давайте вернёмся на площадь и там поедим. Вы даже и не пытались искать контрольные пункты, ведь так?
      – Не веди себя словно всезнайка, и не обращайся с нами как с лентяями, даже если так оно и есть, – пожаловалась Наталья, поднимаясь на ноги и протягивая Дженни руку. – Идём, шеф?
      Дженни приняла её руку и встала:
      – Если все идут, то и я с вами.
     
      Клуб журналистики медленно побрёл по прогулочной дорожке.
      – У нас есть шанс занять первое место! – произнёс младшеклассник, пробегая мимо них со своей командой.
      – Ха-ха-ха! Желаю удачи! – крикнула им в спину Наталья.
      – Ната, так чем вы занимались? Проболтали всё время? – спросил Ларри.
      – Типа того. Всякие девчачьи разговорчики.
      – К вашему сведению, я тоже принимал участие, – вставил слово Ник.
      – Да кому важны такие мелочи. Подожди, так ты мальчик?
      – Ну, так-то да.
      Идущая впереди Серона Мэг обернулась. В её глазах сияло любопытство:
      – А о чём вы говорили?
      – О разном, – ответила Наталья.
      – О разном?
      – Было столько всего, что я не смогу описать всё в одном предложении. Когда-нибудь шеф сама расскажет, так что надейся и жди.
      – Ч-чего?!. Хорошо, Мэгмика, однажды я тебе всё расскажу, – капитулировала Дженни.
      – Ладно!
      Видимо удовлетворённая ответом, Мэг снова повернулась вперёд, её длинные волосом каскадом спадали по спине. За ней повернулся и Серон, продолжая шагать в том же направлении, что и она.
      – …
      Не говоря ни слова, с безразличным лицом, но всё же счастливый внутри, он просто отмеривал шаги.


К главе 2                                                                                                                             К главе 4