К содержанию                                                                                                                            На главную

Мэг и Серон V:
«Ловушка для Ларри Хепбёрна»
Глава 3 – Стелла

     – …Это всё, что я могу рассказать на данный момент. Я забыл расспросить о её семье, но она была такой милой, что, наверное, поэтому я и решил с ней встречаться. Мы будем видеться в школе. Начиная с завтрашнего дня будем видеться по утрам и станем вместе обедать в столовой, – рассказывал Ларри в клубной комнате.
      По другую сторону кофейного столика на одном диване рядом сидели Серон и Дженни. С признания под деревом прошло совсем немного времени.
      – М-м…
      Серон, что было достаточно необычно для него, изобразил на лице что-то похожее на восхищение и удивление. Он даже выглядел немного счастливым.
      – Хм-м… Ладно, ты получаешь разрешение продолжить… – скрестив руки на груди, с серьёзным видом несколько раз кивнула Дженни.
      – Ты кто, моя мама?
      – Чем больше ты проведёшь с ней времени, тем больше ты её узнаешь – и с хорошей и с плохой стороны. Для неё это тоже справедливо. После этого ты сможешь решить, стоит ли принимать всё всерьёз. Хотя, она может первой разорвать с тобой отношения. В таком случае, ты получишь ещё один жизненный урок.
      – Ты что, на полном серьёзе ожидаешь, что всё закончится, даже не начавшись?
      – Ну что же, ты уж постарайся. Я даже не побью тебя за то, что пропускаешь клуб. Мы и так уже потеряли половину людей, так что ещё один отсутствующий роли не играет.
      – Дженни, ты меня удивляешь. Я наоборот думал, что ты вопреки всему заставишь меня каждый приходить.
      – В данный момент ты должен отдать приоритет ей, ты же всё-таки мужчина. Так что будь с ней добр.
      – Дженни…
      – Что такое?
      – …
      Ларри ненадолго задумался, затем…
      – Ничего. Спасибо за поддержку, – наконец произнёс он.
      – Мне не нужная твоя благодарность, – отмахнулась от него Дженни.
      – И пока я ещё в деле, я хочу, чтобы ты мне кое с чем помогла.
      – С чем?
      – Не могла бы ты что-нибудь разузнать о Стелле Уитфилд? Мне нужна информация о ней, – сказал Ларри.
      – Чего? – Ха?
      Дженни с Сероном заморгали. Серон заговорил первым:
      – Что значит «разузнать»?
      Затем заговорила Дженни:
      – Ты собираешься провести с ней кучу времени. Вот сам и спроси.
      – Н-ну, да. Но я хотел бы знать и о другом тоже.
      – Например? – поинтересовалась Дженни, склонив голову набок.
      – Например… о её репутации в школе, или о людях что с ней общаются? Такое, о чём я не могу спросить сам. Как бы мне объяснить получше…
      От такого разъяснения Дженни выглядела слегка обиженной:
      – Ты у нас сыщик? Или ты собираешься жениться на ней уже в следующем месяце? Послушай, это неприлично – копать компромат на девочку. И ты ведь сам не далее как вчера сказал, что материалы для статьи собирать не нужно.
      – Ты совершенно права, я прекрасно это понимаю, но…
      – Какова причина?
      – П-просто так…
      – Говори уже… – начала было Дженни, но Серон её оборвал:
      – Хорошо, Ларри. Мы попытаемся достать как можно больше информации.
      – Чего? – Отлично!
      Дженни перевела изумлённый взгляд с улыбающегося Ларри на Серона.
      – С чего ради, Серон? – потребовала объяснений девочка.
      – Я просто хочу побольше узнать о девушке моего лучшего друга. И я считаю, это станет хорошей практикой для деятельности клуба журналистики в дальнейшем.
      Когда Серон приплёл клуб журналистики, Дженни уже не могла сопротивляться. Она презрительно хмыкнула, но сдалась:
      – Ладно, делайте что хотите. Останавливать я вас не буду.
      Но Серон не собирался спускать её с крючка:
      – Я не справлюсь в одиночку. Мне нужна чья-то помощь, в особенности – твоя, Дженни.
      – Что?
      – Только ты можешь воспользоваться силами фанатов клуба журналистики. И только у тебя есть информационная сеть.
      От основательной просьбы Серона у Ларри отпала челюсть. Но он тут же пришёл в себя и быстренько присоединился с мольбой к Дженни:
      – Прошу тебя, шеф!
      Основательная просьба Ларри застала Дженни врасплох. Она стала выглядеть ещё серьёзней:
      – Что это на вас нашло? В смысле, не то чтобы мне было ещё чем-то заняться, но всё же…
      – Отлично!
      – Спасибо.
      – Но сразу предупреждаю! Если начнёшь копаться в её грязном белье, то можешь увидеть такое, чего пожелал бы никогда не видеть. Порой в неведении заключается блаженство. Ларри Хепбёрн, готов ли ты встретить всё лицом к лицу?
      – Да! Рыцари из семейства Хепбёрн не отступают до самого конца! Таков наш семейный девиз! – заявил Ларри.
      – Другими словами, в самом конце ты всё-таки можешь и отступить? – ехидно заметила Дженни.
      – Конечно! Но у нас есть ещё один девиз, который звучит так: «Победа принадлежит народу, но улыбки принадлежат рыцарю». То есть – мне!
      – Какой беспечный девиз. И какие у него основания?
      – Их нет! Из поколения в поколение нашу семью это никогда не волновало!
      – …На днях я запущу расследование о том, как семья Хепбёрн просуществовала последние 400 лет.

* * *

     – Вот так всё и произошло. За деталями признания обращайтесь к Ларри. А сейчас я хочу, чтобы вы раздобыли любую, какую только сможете, информацию насчёт известной вам особы.
      – Ларри слишком далеко зашёл. В каком месте родители проворонили его воспитание? Теперь мне действительно хочется присоединиться к веселью.
      – Наталья, твои слова расходятся с твоими желаниями. Но если я могу помочь, я хотела бы помочь. Наверняка Ларри много чего хочет разузнать про неё.
      Шёл двадцать четвёртый день – следующий после признания Стеллы. Небо было ясным.
      Дженни, а также учащиеся в одном классе Наталья и Мэг встретились на перемене в широком коридоре главного корпуса школы. Дженни передала Ларрину просьбу Наталье с Мэг.
      Они не стали долго разговаривать и быстро разошлись, так как им надо было идти на следующие уроки.
     
      Примерно час спустя…
      По тому же коридору прошёл Ларри.
      Он приковал к себе множество любопытных взглядов.
      Слева от него шла Стелла.
      Правая рука Стеллы крепко сжимала левую руку Ларри, и держались они так близко друг к другу, что казались одним человеком. С плеча девочки свешивалась сумка, а в левой руке она несла большой свёрток.
      – Что за чёрт? – Неужели это Хепбёрн? – Ларри с привлекательной девочкой? Не может быть! – Фу! Вот же выпендрёжник! – Катись в ад, герой-любовник! – Как вульгарно! – А он её не насильно принуждает? – Наверное, кому-нибудь стоит её спасти… – Может, надо позвать учителя?
      Ларри обладал прекрасным слухом. Он мог расслышать каждое слово из раздающихся вокруг сплетен.
      – Эм-м… С-Стелла?
      Ларри держал спину прямо, но в голосе его чувствовалась нервозность.
      Стелла рассеянно посмотрела на него.
      – Да?.. – спросила она еле слышным голосом.
      Встретив взгляд Стеллы так близко у своего лица, Ларри ненадолго застыл, но, наконец, он заговорил:
      – Эт-то-о… Т-тебе не тяжело так идти?
      – Мне… нормально...
      – А… хорошо. Ясно.
      Ларри сдался – много в чём – и снова перевёл взгляд вперёд. И он пошёл по коридору, практически прильнув к бедру Стеллы. Так они держались вместе с тех пор, как он её встретил перед дверью в класс.
      На глазах у всех встречных они вошли в школьную столовую.
      – Что будешь заказывать?
      – Я принесла… обед, – Стелла слегка приподняла большой свёрток в левой руке.
      Затем она, наконец, отделилась от Ларри и направилась вперёд, к столу у выхода с раздаточной линии – то есть, к самому заметному месту в столовой.
      – Сядем здесь?
      – Д-давай…
      Когда Ларри присел, Стелла мигом принесла две чашки чая с ближайшей стойки и развязала свёрток.
      Внутри находился трёхэтажный контейнер для обеда.
      – Я сама приготовила…
      – С-спасибо. Можно открыть?
      – Лучше я…
      Стелла открыла крышку. Первый уровень контейнера содержал в себе различные бутерброды. Второй – жареную курицу и отварные овощи. Третий был полон ягод вишни и винограда, а также других фруктов.
      – Ничего себе! Просто потрясающе, – открыл от удивления рот Ларри, на мгновенье позабыв о том, что на них со всех сторон смотрят школьники. Еда была приготовлена на профессиональном уровне. – Стелла, ты всё сделала сама?
      – Да… Я… хорошо готовлю.
      – Выглядит очень аппетитно! Приступим!
      – Да…
      Восторг Ларри привлёк ещё больше взглядов.
      Ларри со Стеллой вытерли руки принесённым девочкой полотенцем.
      – Начнём с бутербродов…
      Прежде чем Ларри успел протянуть руку к бутербродам, маленькая рука Стелла тут же взяла одну штуку:
      – Вот…
      Она протянула бутерброд ко рту Ларри.
      Голубые глаза мальчика стали размером с тарелку. Он почувствовал кровожадные взгляды окружающих их со всех сторон школьников.
      – Будь мужчиной! – пробормотал он себе под нос и сделал укус.
      Ларри прожевал кусок бутерброда.
      – М-м! – проглотил его и улыбнулся.
      – Супер! Очень вкусно! Ты замечательно готовишь!
      – Большое… спасибо…
      Со стороны они представляли собой картину счастливой пары.
      – Будь проклят, белобрысый! – Какая мерзость! – Чёрт побери, даже у девятиклассника есть подружка! Аж завидно! – У них практически медовый месяц! – Хепбёрн, в аду для тебя приготовлено особое место. – Катитесь в другое место! В школе полно мест, где вы не будете выделываться перед всеми! – Может, действительно позвать учителя…
      Ларри со Стеллой тепло устроились посреди бури убийственного негодования.
     
      – Очень вкусно. Стелла, я и сам могу поесть. Можно?
      – Д-да, пожалуйста.
      – Давай, ты тоже поешь!
      – Хорошо…
      Ларри волком накинулся на еду, пока Стелла с невыразительным видом отщипывала по маленькому кусочку. Сидящие в самом центре столовой, они привлекали к себе очень много внимания.
      Мимо их стола прошла пара двенадцатиклассников. Как только они оказались вне досягаемости слуха Серона со Стеллой, они заговорили:
      – Они, в самом деле, встречаются? Или пацан её на чём-то поймал и теперь шантажирует?
      – Может и так. А может, девчонка ему просто проспорила. Как бы то ни было, они друг другу совсем не подходят.
      Но их язвительная критика достигла других ушей…
      – Ха-ха-ха! Правильная оценка. – Пусть говорят, что хотят.
      Их услышали веселящаяся от души Наталья и как обычно улыбающийся Ник. Они сидели за четырёхместным столом вместе с Сероном и Мэг на значительном расстоянии от Ларри.
      – У них очень хорошая атмосфера. Меня всегда восхищали школьные свидания, – беззаботно вставила романтическое замечание Мэг.
      – …
      Сидящий рядом с ней Серон – впервые за всё время обедающий с Мэг в школьной столовой – вёл себя ещё даже тише обычного.
      На их столе были разложены обеденные контейнеры Мэг и Ника, а также подносы Натальи и Серона.
      Серон заказал бутерброды с запечённой говядиной и тарелку супа минестроне. Наталья взяла то же самое, плюс пиццу с морепродуктами. Наряду с четырьмя кружками с чаем, на столе почти не осталось свободного места.
      Стараясь не опрокинуть посуду со стола и не спуская глаз с общающихся Ларри со Стеллой, они обедали и обсуждали текущую проблему.
      – Кто-нибудь нашёл новую информацию о цели? – спросил Ник. Первой ответила Наталья:
      – Не-а. Начну-ка я с пиццы.
      – А ты, Серон?
      Серон покачал головой:
      – Как ты понимаешь, я не мог ходить вокруг и спрашивать у всех встречных.
      – Понятно. Мэгмика?
      – Я тоже ничего не нашла. После занятий я спрошу у старшеклассниц из хора.
      – Ясно. Что же касается меня, я кое-что раздобыл.
      – Выкладывай, – поторопила его Наталья.
      – Похоже, что наша цель действительно имеет отношение к Сероновым часам.
      – Ого.
      Остальные трое дружно закивали. Серон бросил взгляд на часы «Уитфилд» у себя на левом запястье.
      – Сегодня утром я повстречал знакомого старшеклассника, и у него оказалась точно такая же модель часов. Я сделал ему по этому поводу комплимент. Модель, конечно, отличная, но я заговорил с ним потому, что он является экспертом в данном вопросе. Некоторое время он хвастался мне своими часами, потом упомянул, что наша цель посещает эту самую школу. Как оказалось, он её знает.
      Некоторое время остальные трое находились под впечатлением от рассказа Ника. Затем…
      – Значит, это всё, что у нас есть на данный момент. Будем надеяться, что шеф тоже что-нибудь раздобудет, – произнесла Наталья.
      Серон посмотрел на Ларри.
      Ларри со Стеллой всё ещё сидели за столом, обедали и о чём-то разговаривали.
     
      – Я думаю, мы должны узнать друг друга чуть получше, – предложил Ларри, как только они начали есть.
      – Д-да, – вяло согласила Стелла.
      Ларри поинтересовался, как много она о нём знает.
      – Немного... Просто… в столовой ты мне понравился...
      – Тогда, полагаю, мне стоит о себе рассказать.
      Ларри начал рассказывать ей о том, когда у него день рождения, какие у него увлечения и интересы, рассказал о своей мечте стать знаменитым военным, и кучу другой информации о своей семье. После чего…
      – Ясно… большое… спасибо, – ответила внимательно слушающая его Стелла.
      – Не стоит благодарности. А как насчёт тебя? Расскажи мне о себе.
      Стелла посмотрела на улыбающегося Ларри и покачала головой:
      – Возможно… тебе будет скучно.
      – Да ладно, это неправда.
      – У меня нет увлечений… Я всё время учусь… Люди называют меня угрюмой.
      – Не обращай внимания на этих людей! У тебя полно времени, чтобы выбрать себе увлечение, – торжественно объявил Ларри. Другие школьники по-прежнему бросали на него неодобрительные взгляды. – Между прочим, Стелла, чем занимается твоя семья? Есть производитель часов с таким же названием. Поэтому я так догадываюсь, что ты имеешь к нему отношение?
      – Эм-м… да. Мой пра-прадедушка основал фирму… а дедушка сейчас ей управляет... Отец работает в ней инженером…
      – Так и знал!
      – Поэтому… вне школы со мной всегда ходят телохранители...
      – Ясно... Что же, вполне логично. Мои предки, когда я был маленьким, тоже приставляли ко мне охрану. Поэтому ты и хочешь встречаться только на территории школы, правильно?
      – А ты… уважаемый Хепбёрн… откуда про меня узнал? Только по фамилии догадался? – неожиданно настойчиво спросила Стелла.
      – Не только по имени. Решающим фактором стала твоя левая рука, – Ларри указал пальцем.
      – …
      Удивлённый взгляд Стеллы быстро перепорхнул на своё тонкое запястье левой руки. Вокруг запястья были обёрнуты маленькие женские часы. У них был белый кожаный ремешок и серебряный корпус с розовым циферблатом.
      – Это ведь у тебя женские наручные часы «Уитфилд»? Я видел такие в каталоге, и, по-моему, они были довольно-таки дорогими. Судя по их цене, я предположил, что ты из семьи Уитфилд. Можно посмотреть часы? – без какого-либо злого умысла попросил Ларри.
      – Нет! – неожиданно громко воскликнула Стелла, правой рукой хватаясь за запястье.
      – Эм… – вздрогнул Ларри.
      Стелла быстренько сняла часы и обернула их в носовой платок, прежде чем убрать в свою сумку. Затем она с болезненным видом посмотрела на Ларри:
      – П-прости…
      – Тебе не за что извиняться.
      – Эти часы… для меня особенные. Они уникальные… поэтому я не должна их показывать людям…
      – Логично. Ты же из семьи часовщиков! Не переживай!
      – Спасибо. Уважаемый Хепбёрн… тебе нравятся наручные часы?
      – Да. Я обожаю всё, что связано с механикой! Да, и ещё, когда ты меня называешь «уважаемый Хепбёрн», это звучит несколько странно. Можешь звать меня Ларри. Просто Ларри будет достаточно.
      – Я не могу… ты же всё-таки старше… – сказала Стелла, отрицательно качая головой.
      – Д-да… Ну, тогда без разницы. Не переживай! – неловко захихикал Ларри.
      Интересно, сколько раз они уже обменивались этими фразами? Что же, вернёмся к их разговору.
      – К слову о часах, я надеюсь когда-нибудь купить себе «Уитфилды». Что-нибудь крепкое и водонепроницаемое, чтобы можно было надевать их на тренировки.
      – Ясно…
      – Ага, но ты не забивай себе голову! К тебе это не имеет никакого отношения. Когда-нибудь я накоплю на них!.. Стелла, тебе тоже нравятся часы?
      Стелла подняла взгляд и впервые за весь день кивнула самым искренним и убедительным образом. И впервые за всё время она слабо, очень слабо улыбнулась Ларри.
      – Я их обожаю…
      – …
      От её взгляда и улыбки, по спине Ларри побежали мурашки. У него покраснели щёки.
      – Внутри каждых часов словно заключена маленькая вселенная…
      – В-вселенная?
      – Да... Подобно тому, как планеты привязаны к звезде, даже если они разделены большим расстоянием... Мне нравится, как в маленьком корпусе по механизмам передаётся сила. Как идеально подходят друг к другу шестерёнки, вечно вращаясь вместе…
      – …
      Ларри смотрел, как взгляд Стеллы становился всё дальше и дальше. Его пылающие щёки постепенно вернулись в нормальное состояние.
      – «Вечно вместе»… – пробормотал он про себя тихим голосом.
     
      Издалека за парой наблюдали.
      – Интересно, о чём они говорят? – поинтересовалась Наталья.
      – Наверняка о чём-то романтичном! Она ведь такая цветущая! – воскликнула Мэг.
      – Мне больше кажется, что она витает в своём собственном мире. Она затерялась в собственных мыслях, не особо обращая внимание на Ларри, – высказал своё мнение Ник.
      Последним заговорил Серон:
      – Мне кажется, Ларри что-то задумал.
      – О-о. И почему это? – спросил Ник, поворачиваясь к нему.
      – Просто предчувствие, – ответил Серон.
      Все четверо уже покончили с обедом. Так как они чувствовали себя виноватыми за то, что в переполненной столовой бесцельно занимают целый стол, то они решили удалиться.
      Договорившись по возможности встретиться после занятий, Серон с Натальей отнесли свои подносы в сдачу грязной посуды, в то время как Ник с Мэг попросту с ними распрощались.
      Пока Серон с Натальей относили подносы, Ларри со Стеллой тоже закончили обедать и собрали обеденный контейнер девочки. После чего они вместе скрылись в глубинах центрального двора.
      – Значит, ему как-то удалось не быть брошенным в первый же день, – заметила Наталья почти разочарованным тоном.

* * *

     В этот же день после уроков.
      Серон сидел один в клубной комнате, внимательно изучая каталог часов «Уитфилд».
      Называть издание «каталогом» было почти неверно, так как оно имело роскошный переплёт как у книги, и было полно цветных фотографий. Естественно, это был не тот тип каталогов, которые бесплатно раздают розничные торговцы. Данный каталог выпускался крупным столичным магазином престижных наручных часов, с которым по просьбе Серона связалась его мать Карен.
      «Что? Если тебе нужны новые часы, я могу их тебе купить», – так сказала по телефону его мать, но Серон вежливо отказался, сказав, что нынешние часы его вполне устраивают.
      Все часы в каталоге, без каких-либо исключений, были экстраординарными. Соответственно, такой же была и написанная снизу под ними цена.
      В этом же каталоге Серон нашёл и свои часы, и впервые за три года ношения узнал их стоимость.
      – …
      Он отвесил своей матери беззвучные слова благодарности.
      «Если в Столичном Округе у тебя когда-нибудь закончатся деньги, ты можешь их продать и тем самым выручить средства на некоторое время», – такой она дала совет, вручая ему часы.
      – Теперь до меня дошло, – слабо кивая, пробубнил себе под нос Серон.
      Он пролистал ещё несколько страниц и дошёл до раздела с парными часами. На самом видном месте были изображены мужчина и женщина с одинаковыми по дизайну наручными часами. Под фотографиями значились надписи: «Доказательство нашей любви», «Связь, которая будет с нами всегда», «Подарок дорогому человеку» и так далее.
      – …
      Серон призадумался. Он очень глубоко погрузился в размышления. Некоторое время он витал в своих иллюзиях, пока кто-то не открыл дверь.
      – Привет, Серон.
      Это оказался герой столовой.
      – Ларри?.. Всё хорошо?
      – Ха? Разве я выгляжу плохо?
      – Нет. Просто я подумал, что ты сейчас должен находиться со Стеллой.
      – А-а. Я только что с ней попрощался. Её забирают домой сразу после занятий, так что сейчас мы не можем с ней погулять. По этой же причине она не состоит ни в одном клубе… Хочешь чаю? Я мигом заварю.
      – Конечно, давай.
      Как обычно, Ларри умело принялся заваривать чай. Тем временем Серон доложил ему новую информацию – ту самую, которую удалось получить Нику.
      – Ага. Я тоже за обедом расспросил Стеллу. Всё так и есть. Похоже, она действительно живёт, словно птица в золотой клетке.
      – То есть, новой информации у нас, по сути, нет.
      – Нам остаётся только надеяться, что шеф что-нибудь раздобудет, – произнёс Ларри, возвращаясь к диванчикам с заварником в руке. Отсутствующая днём Дженни, используя свои умения, должна была во время перемены прочесать всю школу.
      – Спасибо, – сказал Серон, получив чай. Об обеденном свидании Ларри он не задал ни единого вопроса.
      Как только Ларри наполнил собственную кружку, он тут же заметил лежащий на столе каталог.
      – Ого, это же каталог часов «Уитфилд»?! Да ещё и этого месяца! Это твой? Не против, если я гляну?
      – Бери. Я попросил его у мамы просто для справки. Он пришёл по почте этим утром.
      Ларри жадно пробежался по страницам. Он раскрыл каталог в определённом месте, положил его на стол и повернул под 90 градусов, затем указал на одни из часов.
      – Если спросить у меня, то вот мой выбор! Водонепроницаемые часы с глубиной погружения до ста метров! Они с автоподзаводом, показывают дату, и, кроме того, можно определять время с помощью безеля. Данные часы поставляются военным. И теперь я понимаю, почему армия спонсирует их производство! Но, блин, какие же они дорогие!
      Серон изучил страницу.
      – Циферблат на двадцать четыре часа с функцией показа двух временных зон. На самом деле даже трёх зон, если учитывать вращающийся безель. (прим. пер.: поворотное кольцо на циферблате часов, является простым аналогом таймера)
      – Твой родной город находится в том же часовом поясе, что и столица, ведь так?
      – Да, на самой границе. Но для дальних поездок такие часы определённо будут полезными. Вскоре мы сможем в мгновенье ока преодолевать большие расстояния на коммерческих самолётах. А так, у меня есть одни часы и другие мне пока не нужны.
      Ларри продолжил изучать каталог.
      – Ты только посмотри. У них в конце напечатана история компании… Ага. И тут ни слова о семейной вражде.
      – Ничего удивительного. Ник нам не много о ней рассказал, и мне интересно, что у них случилось? – высказал свои размышления Серон.
      – Тут всё очевидно. Основатель умер, а два его сына разошлись во мнениях касательно путей управления фирмой. Один сын выиграл, а второй проиграл, – ответил ему Ларри.
      – И дедушка Стеллы оказался победителем.
      – Как-то так. Второй, должно быть, испытал настолько сильные душевные страдания, что даже поменял фамилию и основал новую часовую компанию. Но…
      – У него ничего не вышло?
      – Типа того. Проигравший брат не был часовщиком, для него ведение дел оказалось важнее качества работы. Ему так и не удалось создать что-либо впечатляющее. Поэтому он сдался и запустил совершенно другой бизнес, который, по-видимому, имел большой успех. Не знаю, что это было, но раз у него всё пошло, то он, наверное, действительно был хорошим бизнесменом.
      – Ясно… Как интересно.
      – Я слышал, что две семьи до сих пор собачатся друг к другу. Но если они случайно сталкиваются где-нибудь на бизнес-форуме или конференции, то всё же стараются сохранить лицо.
      – Ну, это понятно... Управлять компанией, должно быть, тяжело, – мрачно произнёс Серон. В этот момент вернулась президент клуба:
      – Фу-х, я вернулась... Остальные так и не показывались?
      – С возвращением, Дженни.
      – Привет, шеф. Чай готов. Он чуть остыл, так что теперь в самый раз.
      Дженни заперла за собой дверь на ключ, села на своё место и взяла кружку с чаем.
      – Вы первые, – приказала она.
      Ларри доложил ей всё, что случилось в столовой, а Серон подтвердил тот факт, что Стелла происходит из семьи часовщиков Уитфилд.
      – Да уж. Похоже, что мне удалось узнать побольше, чем вам… – сказала Дженни.
      – Меньшего от тебя и не ожидалось. Крупный трофей?
      – Ещё бы. Но сразу предупреждаю, – Дженни понизила голос, – новости для тебя не очень.
      – Хм… – …
      Ларри недовольно надулся, Серон же, как обычно, ничего не произнёс.
      – Остальные не пришли, так что скажу только вам двоим. Во-первых, Ларри, ваша любовная посиделка в столовой со Стеллой теперь на слуху у всей школы. И более того, о ней говорят даже в учительской.
      – Чего-о?! Ты меня разыгрываешь? – взорвался Ларри.
      – Насчёт школьников я не удивлён, ведь Ларри со Стеллой обедали у всех на виду. Но откуда про них узнали в учительской? – скорчил рожу Серон.
      – А вот тут и начинаются странности.
      – Какие?
      – На всякий случай я лично отправилась в учительскую, чтобы проверить. И я подслушала, как учителя разговаривали у двери в комнату отдыха.
      – Что они говорили?
      – Девятиклассник Хепбёрн и восьмиклассница Уитфилд состоят в здоровых романтических отношениях с целью пожениться.
      – Чего-о-о?! – у Ларри отпала челюсть. Из кружки, которую он держал в руках, немного расплескался чай.
      – Успокойся. В общем, я подумала, что жениться тебе пока ещё рановато, поэтому поинтересовалась у учителей, от кого они это услышали.
      – И? – Что они сказали?
      Так одновременно спросили Серон с Ларри.
      – От восьмиклассницы, которая знакома со Стеллой. Она рассказала им сегодня после дневных уроков, что одноклассницы Стеллы, забавы ради, поинтересовались у неё, как у вас с ней складываются дела. И Стелла им так прямо и сказала – вы встречаетесь и потом поженитесь. Хотя мне всё это кажется несколько странным.
      – Хм-м… – держась за подбородок, Серон задумался.
      – Стелла ни за что бы такое не сказала! Эти девчонки просто распространяют нелепые слухи, – поставив чайную чашку на стол и поднимая руки вверх, запротестовал Ларри.
      – Ну и ладно, разве это важно? Это, кстати, были ещё хорошие новости.
      – Хм? – Как?
      Осознание услышанного поразило одновременно и Ларри, и Серона.
      – То есть, ты подразумеваешь…
      – …есть новости и похуже?
      Они с мрачными лицами смотрели на Дженни.
      – Да, – ответила девочка, кивая. – Среди восьмиклассниц уже некоторое время гуляет один слух насчёт Стеллы.
      – Что за слух? – Что за слух?
      – На самом деле слух появился почти год назад, то есть, примерно через полгода после поступления Стеллы в школу. И звучит он так «Стеллу настойчиво преследует какой-то старшеклассник».
      – …
      Серон промолчал.
      – Серьёзно?.. Надеюсь, это не про меня? – возмущённо произнёс Ларри.
      – Что, совсем дурак? Ты тут ни при чём. Я же сказала, что слуху уже целый год.
      – А, точно. Прости, можешь продолжать.
      – «Старшеклассника и Стеллу Уитфилд замечали по всей школе, и всегда в укромных местах, типа в тени за лестницей или на складе спортивного инвентаря. При этом Стелла всегда выглядела обеспокоенной. В этом году их видели даже ещё чаще.» Вот краткое изложение показаний очевидцев. Словно лесной пожар этот слух, конечно, не распространился, но большинство восьмиклассниц о нём знают. Но! – Дженни сделала выразительную паузу. – Это по-прежнему просто слух. Веских доказательств того, что он угрожает ей или применяет к ней насилие, нет. Их просто видели вместе, вот и всё. Когда кто-то спрашивает Стеллу о старшекласснике, она естественно всё отрицает.
      – Что за чёрт? Какой жестокий слух. Девчонки порой бывают просто несносными! – закипел Ларри.
      – Дженни, – произнёс Серон, прерывая своё долгое молчание, – ты что-нибудь узнала про старшеклассника?
      – Серон, это всё не так просто. Ты хоть представляешь, сколько их в нашей школе обитает?
      – Не представляю. Но у меня такое чувство, что ты уже нашла зацепку.
      – Ха! Ты меня раскусил, – ответила Дженни, подскакивая с дивана и направляясь в проявочную комнату. С находящейся за дверью полки она взяла фотографию. Затем, она положила эту фотографию на стол.
      Обладающая размерами с блокнот чёрно-белая фотография была ещё влажной.
      – Хм... – Что это?
      Серон с Ларри изучили изображение. На нём отображался школьник, снятый от колен и выше. Школьник не был единственным объектом на фотографии, поскольку был снят в толпе идущих людей, но именно он был отдельно вырезан из кадра и увеличен. То немногое, что находилось на заднем плане, оказалось не в фокусе, но всё равно отдалённо напоминало здание школы. Так что фотография, должно быть, снята где-то на территории школы.
      Мальчик был очень хорошо сложен, и обладал ростом даже выше большинства взрослых. Остальные школьники на фотографии едва достигали ему до подбородка.
      У мальчика были широкие мускулистые плечи и грозные черты лица. Но само выражение на лице отличалось мягкостью, почти до робости.
      Если описывать его деликатно, то он был похож на спортсмена. А если говорить более прямо, то на гориллу.
      В левой руке он нёс школьную сумку, на правом же запястье красовались наручные часы.
      Ларри некоторое время рассматривал фотографию, затем спросил:
      – Это кто?
      – Тот самый школьник из слухов.
      – Чего-о? – у Ларри отпала челюсть. Тем временем Серон довольно улыбнулся, что было для него редкостью:
      – Дженни, ты просто потрясающая.
      – Это точно он? Тот самый старшеклассник? – задал вопросы Ларри.

msv5c31

     – 80–90 процентов из 100. Я попросила одну свидетельницу его описать, и мне было довольно трудно найти кого-нибудь ещё, так подходящего под её описание: телосложение как у гориллы, но выглядит скромнее, чем школьница, а ещё носит часы на правой руке.
      – Значит, это тот самый, кто…
      – Я предположила, что такого как он будет легко найти, и мне посчастливилось его заметить в центральном дворе возле столовой. Я дождалась, когда он закончит обедать и сфотографировала его, когда все поднялись со своих мест. Я также разузнала, какие у него занятия после обеда.
      – Дженни, ты просто невероятная! Ты снимала скрытой камерой?
      – Я бы хотела, чтобы ты это называл случайной съёмкой. Я притворилась, что фотографирую здание. После чего пропустила один урок, чтобы проявить и напечатать фотографию.
      – Ужас какой… Клуб журналистики воистину пугает… Дженни, кто ты на самом деле такая? – воскликнул Ларри, потрясённый и напуганный.
      – На всякий случай я проверила списки школьников с их фотографиями в административном бюро. Больше никого более подходящего под описание не нашлось. Так что, вероятней всего, это он и есть.
      – Как только тебя допустили до конфиденциальной информации? – удивлённо поинтересовался Серон.
      – Руководитель бюро – наша заядлая читательница – никакой «проверки» мне не разрешала. Она просто позволила отличнице Дженни Джонс помочь упорядочить неправильно расставленные фотографии учеников, – невозмутимо ответила Дженни.
      – …
      Не зная, что сказать дальше, Ларри по-прежнему разглядывал фотографию у себя в руках.
      – Значит, ты знаешь, как его зовут? – спросил Серон. Дженни поднесла чашку чая к губам:
      – Линус Фрэнсис.

К главе 2                                                                                                                             К главе 4