К содержанию                                                                                                                            На главную

Мэг и Серон V:
«Ловушка для Ларри Хепбёрна»
Глава 4 – Линус

     – Линус Фрэнсис. Учится в двенадцатом классе. Один из его предметов в нынешнем триместре, это Естественные науки 601: Астрономия. Это всё, что я про него знаю на данный момент, – пояснила Дженни.
      – Хм-м. Даже если слухи о нём со Стеллой – правда, то всё равно пока ещё трудно сказать что-то определённое, – произнёс Серон.
      – Ага. Может быть, он её преследует; а может, это действительно всего лишь слухи. Или быть может они просто друзья, и народ случайно увидел, как они в школе перебрасываются парой-тройкой слов. Или же…
      – Или? – спросил Серон.
      – Они встречаются.
      – Что-о? – недоверчиво поинтересовался Ларри. – Почему ты так считаешь?
      – Не знаю. Потому что они оба носят наручные часы.
      – …
      Ларри затих.
      – Это не может служить конкретным доказательством… – заметил вслух Серон, но вопреки своим словам, в голове он на полном серьёзе обдумывал идею подарить Мэгмике наручные часы.
      – …Слушай, Дженни, – серьёзным тоном произнёс Ларри. – А ты не можешь побольше разузнать про него? Про Линуса Фрэнсиса?
      – Могу… А тебе зачем? Волнуешься? Или ревнуешь? – с игривой улыбкой пошутила Дженни.
      – И то и то, – на удивление серьёзно сказал Ларри.
      – …Я сделаю всё, что в моих силах. Но сегодня я весь день моталась туда-сюда, так что на остаток дня у меня выходной.
      Подмигнув, Дженни убрала фотографию к себе в сумку и направилась к телефону.
      – Спасибо. Я вымою чашки, – произнёс Ларри, собирая чайные чашки и унося их в раковину.
      – Ларри, Дженни, – подал голос Серон. – Предлагаю пока о Линусе остальным не рассказывать. По крайней мере, пока не узнаем о нём побольше.
      – М? Ну, ладно.
      – Хорошо. Неплохая идея.
      Получив ответ, Серон тоже поднялся с места. Он убрал каталог часов в свою сумку и помог Дженни запереть дверь.
      Уже в коридоре Дженни вручила Ларри фотографию почти такого же размера, как с Линусом Фрэнсисом:
      – Чуть не забыла. Это тебе.
      – Ха?
      Взгляд Ларри упал на изображение.
      – А-а-а-а-а!
      Серон вздрогнул. Но не от фотографии, а от крика стоящего рядом Ларри.
      Фотография изображала верхнюю часть тела Стеллы, и её лицо, глядящее прямо в фотоаппарат.
      Кадр был снят чуть ранее в этот же день, когда она рука об руку шла с Ларри по коридору. Левая рука мальчика еле виднелась. Фотография был снята так изначально, а не обрезана позже. Даже было видно, что у кадра идеальная фокусировка.
      Показывая фотографию Серону, Ларри повернулся к Дженни:
      – Ко-ко-когда ты её сделала…
      – Для досье мне нужно было изображение её лица. Пришлось понервничать, потому что я находилась достаточно далеко и у меня был всего один шанс, чтобы успеть её снять, – невозмутимо произнесла Дженни. Ларри же выглядел так, словно он проглотил жука.
      – Дженни, ты меня пугаешь. Ты собираешься в будущем стать снайпером? Кстати, почему на фотографии нет меня?
      – А зачем мне тебя фотографировать? Это будет лишней тратой отличной плёнки.
      – Да уж… Ну, всё равно, спасибо.
      Как только Серон тщательно рассмотрел фотографию, Ларри завернул её в носовой платок и запрятал подальше в свою сумку.

* * *

     Особняк Хепбёрнов находился от школы в двадцати минутах езды на автобусе или же в часе ходьбы пешком. Хотя Столичный Округ был в большинстве своём застроен многоквартирными домами, вокруг особняка Хепбёрнов располагались в основном старинные поместья.
      Дело происходило вечером после ужина.
      Ларри находился у себя в комнате и делал домашнюю работу, делать которую ему вовсе не хотелось.
      Обстановку в комнате составляли кровать, комод и стол. На кровати, словно в гостиничном номере, была постелена чистая простыня. Но заправил её не слуга или мать мальчика, а сам Ларри.
      Просторная комната находилась в опрятном виде. Её стены покрывали постеры с мотоциклами и автомобилями, а также древние ружья, в которых применялся чёрный порох. Школьная и военная униформа Ларри были аккуратно развешены в платяном шкафу.
      Сидящий в футболке и шортах Ларри боролся с заданной в школе домашней работой. В какой-то момент он услышал вдалеке телефонный звонок, но кто-то тут же поднял трубку.
      Отец Ларри служил полковником в Федеральной армии, и уехал на несколько дней из дома на военные учения. Като – старший на шесть лет брат Ларри – жил согласно правилам в общежитии военной академии. Так что единственные, кто находился сейчас дома, это Ларри, его мать, дворецкий, горничные и несколько телохранителей.
      – Готово…
      Как только он закончил, Ларри сложил тетрадь и учебник в школьную сумку, чтобы не забыть их на следующий день. Затем он вынул из сумки фотографию.
      С фотокарточки на него с ничего не выражающим лицом смотрела Стелла.
      – …
      Ларри задумался.
      – Интересно, о чём она думает? – улыбаясь, задал вопрос мальчик.
      Неожиданно в дверь постучали. Ларри быстренько вернул фотографию на место и поинтересовался: «Кто там?» Из-за двери горничная сообщила, что ему поступил телефонный звонок.
      – Хм-м…
      Обычно горничные упоминают имя звонящего. Удивлённый Ларри вышел из своей комнаты и по коридору направился в телефонную комнату. В доме Хепбёрнов существовала отдельная комната для телефона, в которой можно было спокойно поговорить, и даже присесть на кресло, если разговор длится долго.
      Он вошёл в комнату.
      – Это действительно замечательно. В нашей семье мальчикам буквально вдалбливают, чтобы они хорошо относились к женщинам, так что я могу ими гордиться.
      Его мать сидела в кресле и вела тёплый разговор по телефону.
      – Ха? – Ларри удивлённо склонил голову набок.
      Его матери – Мие Хепбёрн – было слегка за сорок лет. Необычно для женщины её возраста, её светлые волосы были коротко подстрижены, что придавало ей вид спортсменки. И действительно, она вела активный образ жизни, а её увлечениями были верховая езда и катание на лыжах. Она была более чем достойной парой для мужчины из семьи Хепбёрн.
      – Кто там? – спросил Ларри, мучаясь в догадках. Мия, наконец, заметила его присутствие.
      – Ох, лёгок на помине. Подошёл Ларри. Я ему сейчас передам трубку. Спасибо за приятную беседу… Одну минуту.
      С этими словами Мия закрыла микрофон рукой.
      – Держи.
      – Кто звонит? Почему ты приняла мой звонок?
      – Это очень важный человек. Как твоя мать, я просто обязана была поздороваться с ним первой.
      – Стой, так это тот звонок, что я слышал раньше? Как долго вы с ним разговаривали?
      – Не забивай себе голову. Представься должным образом и веди себя очень вежливо.
      – …
      Бросив на мать недоумённый взгляд, Ларри сел на подогретое её телом кресло. Мия улыбнулась, помахала ему рукой и вышла из комнаты.
      Ларри поднял трубку к голове:
      – Прошу прощения, что заставил вас ждать. У телефона Ларри Хепбёрн.
      [О! Вот и ты!]
      Из динамика донёсся голос пожилого мужчины, который, казалось, находился в прекрасном расположении духа. Ларри никогда не слышал этот голос раньше.
      – Да, это я. Прошу прощения, но мама не упомянула ваше имя. Позвольте узнать, кто вы такой?
      [Хм-м, да у тебя энергичный голос… Рад познакомиться. Я – Обри Уитфилд, генеральный директор часовой компании «Уитфилд».]
      – Тот самый, кто выиграл семейную вражду! – подумал Ларри, но мудро оставил мысли при себе. – Значит, вы дедушка Стеллы?
      [Совершенно верно. Кажется, в последнее время ты о ней хорошо заботишься.]
      – Я тоже рад познакомиться. Для меня большая честь разговаривать с вами. Эм-м… – удивился Ларри скорости распространения слухов. У него пронеслась мысль. – Откуда он узнал?
      Господин Уитфилд весёлым тоном продолжил:
      [Удивлён? Впрочем, как и я, когда Стелла за ужином внезапно объявила, что у неё появился парень! Я был сердечно тронут, когда увидел, каким тоном эта застенчивая и замкнутая девочка говорила сегодня со своими родителями!]
      – Что? Так и сказала? Ого…
      [Моего сына с его женой, что естественно, просто громом поразило. «Она ещё так молода», – сказали они мне. Ха! Да Стелла единственная, кому об этом решать. В наше время родители больше не могут принуждать своих детей жениться против их воли! Я всецело поддерживаю мою дорогую внучку. Нет ничего плохого в том, чтобы пока ещё молод испытывать новые возможности. Ты со мной согласен?]
      – Д-да… к-конечно...
      [Но, по правде говоря, мне стало интересно, на кого пал её выбор.]
      – Что же, я вас прекрасно понимаю.
      [Поэтому я узнал у неё твоё имя и позвонил.]
      – Ничего себе скорость, старик, – подумал Ларри, но само собой вслух не сказал ни слова.
      [Представь себе моё удивление, когда я узнал, что ты сын авторитетной семьи Хепбёрн! Величайших воинов Востока! Я тут же припомнил истории о твоих благородных предках, которые слышал, когда проходил службу в армии!]
      – Это большая честь для меня. Я очень горжусь своими предками и надеюсь когда-нибудь стать достойным последователем их великих деяний.
      [Хм-м. Приятно слышать, что ты уважаешь историю своей семьи, но при этом не зазнаёшься. Рядом с таким молодым человеком можно чувствовать себя в безопасности. Отныне и впредь мне бы хотелось, чтобы вы со Стеллой поладили.]
      – Непременно.
      [К слову сказать, тебе нравятся наручные часы?]
      – Так точно. Я их обожаю, как и любой механический аппарат: носить их, любоваться ими, возиться с ними.
      [Превосходно! В таком случае я прошу тебя после окончания средней школы поступить в часовую школу «Уитфилд». Так как я директор школы, то гарантирую тебе особую квоту.]
      – Простите? Я не совсем понял, что вы имеете в виду…
      [Гхм. Видишь ли, часовая школа «Уитфилд» обучает профессиональных часовщиков. А политика моей компании строго регламентирует, что управляющий сам должен быть часовщиком.]
      – Это из-за семейной вражды? – подумал Ларри, но, конечно же, не посмел произнести эти слова вслух. – Ясно. А как это относиться ко…
      [Если ты в будущем женишься на Стелле, то впоследствии станешь генеральным директором часовой компании «Уитфилд». Что, конечно же, требует, чтобы ты стал часовщиком. Теперь понятно?]
      – Совсем ничего не понятно! Господин Уитфилд, пожалуйста, подождите! Я ещё так далеко о своём будущем не задумывался.
      Ларри, мечтающему поступить в военную академию и стать кадровым военным, пришлось неуклюже соврать.
      [Хм-м... Возможно я немного забегаю вперёд.]
      – Ничего себе, немного! – подумал Ларри, но сумел сдержаться. Еле-еле сдержаться.
      [Как бы то ни было, ты, всё-таки, подумай. Ведь Стелла моя единственная внучка. Она просто обязана унаследовать компанию. Если зять не сможет самостоятельно собрать хотя бы одних часов, то в будущем всех ожидают большие неприятности.]
      – А сейчас неприятности ожидают меня! Старик, ты чё, перепил, что ли? – подумал Ларри, но коим-то образом удержался, чтобы не произнести опасные слова. – Я понимаю, что вы имеете в виду. Мы со знакомыми школьниками до сих пор стараемся разобраться, чем бы мы хотели заниматься после школы. У меня есть ещё три года до выпускного, и я надеюсь, что смогу накопить знания и опыт, чтобы однажды превзойти все ожидания, – уклончиво сказал он. Ларри безусловно точно знал, как ублажить взрослых, потому что ему частенько приходилось иметь дело с высокопоставленными военными чинами.
      [Несомненно], – довольным тоном произнёс господин Уитфилд. После чего его голос помрачнел, словно он в один миг постарел лет на десять. – [Если бы только Стелла возглавила компанию… Вот только девочка совершенно ненавидит часы.]
      – Как? Стелла ненавидит часы? Вы меня удивляете, – Ларри оказался искренне потрясён.
      [К сожалению, так и есть. С самого рождения она окружена часами, поэтому мы с её родителями никогда об этом всерьёз не задумывались. Всё-таки Стелла никогда особо не умела выражать свои чувства. Но полтора года назад она стала высказывать своё мнение. Ни с того ни с сего она нам заявила, что ненавидит часы и даже видеть их не желает. Это, конечно же, нас огорчило, но мы не можем навязывать ей свои предпочтения. Я могу только надеяться, что это всего лишь переходный возраст, из которого она однажды вырастет.]
      – Эм-м… – Ларри не смог удержаться. – Но разве Стелла не носит часы «Уитфилд»?
      [Нет, не носит. Мы предлагали ей что-нибудь выбрать из нашего каталога, но она их все отклонила. Стелла сказала, что не хочет носить в школу что-то настолько дорогое. Иногда по утрам мы вместе выходим из дома, и на руках у неё ничего нет.]
      – Яс-сно... Очень жаль про это слышать...
      [Полагаю, у молодых и без того куча забот. Так что, возможно, Стелла однажды поменяет своё мнение. Спасибо, что в столько поздний час уделил мне время. Было приятно поговорить и с твоей матерью. Я непременно приглашу вас к себе, когда буду устраивать следующий званный ужин.]
      – Б-большое спасибо.
      [А теперь, позволь откланяться.]
      – Желаю вам приятного вечера.
      Ларри дождался, покуда с той стороны не повесят трубку, затем сам медленно опустил свою трубку на телефонный аппарат.
      – …
      После чего он надулся и стал выглядеть расстроенным как никогда раньше.
     
      Ход его мыслей прервала мама:
      – Ларри, ты закончил?
      Она открыла дверь и заглянула в комнату. Увидев, что разговор окончен, она вошла внутрь.
      – Да. Я аж устал…
      – Кто бы мог подумать, что тебе позвонит такой важный человек. И притом, попросит позаботиться о его внучке!
      – Что он тебе рассказал?
      – Что ты в школе ухаживаешь за наследницей Уитфилд на год младше тебя. Поздравляю! Ты уже подумываешь о женитьбе?
      – Только не снова. Почему все у меня спрашивают одно и то же? – молча про себя пожаловался Ларри и резко обмяк. – Я не знаю. Кроме того, чтобы стать их зятем и потом возглавить компанию, мне для начала придётся стать часовщиком.
      – Почему бы и нет? – прямо поинтересовалась его мать. Ларри взорвался:
      – Я хочу быть солдатом, как отец и брат! Ты растила меня пятнадцать лет, и я думал, хотя бы это ты должна была знать!
      – Я знаю... Но ты хочешь стать военным только потому, что являешься представителем семьи Хепбёрн? Или потому, что ты действительно этого желаешь?
      – И то и то. Я хочу стать солдатом, потому что родился в этой семье.
      – В службе в армии нет ничего плохого. Но ты должен думать о ней, не более как об одном из множества потенциальных вариантов. Тебе всего пятнадцать лет, и у тебя ещё полно времени, чтобы подумать о своём будущем.
      – Не говори об этом так беспечно. Разве папа тогда не расстроится?
      – Твой отец полностью со мной согласен.
      – …Чего?
      – Мы никогда не обсуждали этого дома, потому что это не самая приятная тема для разговора, но Федеральной армии недолго осталось служить опорой Рокше.
      – …Наверное.
      – Холодная война закончилась как только были обнаружены Фрески. (прим. пер.: обнаружение Фресок, раскрывающих историю народов Востока и Запада, является сюжетом книг «Аллисон» и аниме «Аллисон и Лилия») Поэтому вполне естественно, что бюджет на военные расходы снизили, а сами вооружённые силы сократили. Даже отменили обязательный воинский призыв.
      – Вот поэтому кадровые военные и будут пользоваться большим спросом!
      – Это звучит довольно убедительно. Ты сам знаешь, что семья Хепбёрн рада поставлять стране солдат. Но я также горжусь и тем, что у меня есть сын, который вполне способен управлять крупной компанией.
      – …
      Ларри молчал.
      – Я просто пытаюсь сказать, что если ты действительно любишь Стеллу, то волен выбрать путь в жизни отличный от пути семьи.
      – …
      Ларри продолжал молчать.
      – Не забывай, что перед тобой раскинуто множество путей, из которых ты можешь выбрать. Ты ещё молод, и не должен так скоро останавливаться на чём-то одном.

* * *

     Следующий день – двадцать пятое число или одиннадцатый день нового триместра. Погода стояла пасмурная.
      Ларри пошёл в школу. Он покинул свой район и вышел на главную улицу, по которой и держал путь около часа. Чем ближе он подходил к школе, тем больше школьников попадалось ему на глаза.
      В этот день дела обстояли явно иначе, чем вчера. Окружающие Ларри школьники его узнавали, после чего тут же начинали перешёптываться. Причина сего была яснее некуда, поэтому Ларри решил не заморачиваться и погрузился в свои мысли.
      – Может, стоит всё-таки рассказать Серону? Но что если я ошибаюсь? – размышлял он себе под нос, наконец, дойдя до кольцевой развязки перед школьной территорией.
      Развязка была заполнена премиальными автомобилями, подвозящими учеников до школы. Для часа пик было ещё рановато, но людей уже скопилось немало.
      – Смотри, это он. – Тот герой-любовник, о котором все говорят? – Что она в нём нашла? – Теперь вся школа о них говорит.
      Ларри привлекал внимание всех окружающих.
      – Всё нормально, не обращай внимания, – сказал самому себе Ларри, пытаясь пройти к битком забитым воротам.
      – Уважаемый Хепбёрн…
      Позади себя он услышал мягкий голос. Кто-то прикоснулся к сумке в его левой руке.
      – М?
      Ларри повернул назад голову и обнаружил за собой Стеллу. Она смотрела на него ничего не выражающим взглядом.
      – Доброе… утро...
      – Д-доброе… Как дела?
      Вместо ответа Стелла прицепилась к его руке. Они начали движение тем же самым образом, что и в предыдущий день.
      Остальные школьники на миг забурлили, но потом затихли. Ларри снова стал объектом множества горячих взглядов.
      – Школа начинает выглядеть словно ЗАГС, – пошутил один школьник, когда Ларри проходил через ворота. (прим. пер.: в оригинале на японском дано «словно церковь», что намекает на западноевропейский стиль свадеб в Рокше)
      Проходя ворота, Ларри бросил взгляд на левое запястье Стеллы.
      Часов на нём не оказалось.

* * *

     Во время большой перемены между вторым и третьим уроками.
      – Привет. Спасибо за сотрудничество.
      – Не стоит благодарности. Я большая фанатка твоей газеты.
      Дженни на школьном дворе разговаривала с восьмиклассницей.
      Во дворе стояли две прислонённые спинками друг к другу деревянные лавки, на которых могло поместиться около шести человек. Дженни сидела на одной лавке, восьмиклассница – на другой. Из-за того, что девочки смотрели в противоположных направлениях, со стороны казалось, что они отдыхают по отдельности.
      Самопровозглашённая фанатка обладала высоким, как у модели, ростом. Она казалась взволнованной тем фактом, что может внести свой вклад в газету.
      – Это так здорово, я словно нахожусь на тайном интервью! Спрашивай меня о чём угодно. Ты же хочешь узнать про Стеллу? О ней сейчас все говорят! Как она встречается со старшеклассником, у которого до дурости красивые светлые волосы!
      У себя в левой руке Дженни прятала блокнот, а в правой она держала короткий карандаш.
      – Я слышала, что она слишком тихая и у неё мало друзей. Это так?
      – Хм-м, может быть. Она не состоит ни в одном клубе и на переменах мало разговаривает. А сразу после занятий едет домой. Но никто к ней за это плохо не относится.
      – Я могу судить об этом по результатам расследования. Никто ничего плохого о ней мне не сказал.
      – Вот видишь? Она сама по себе очень тихая, и к тому же не разговаривает у людей за спиной. Это самая замечательная черта Стеллы. Если тебе что-то нужно, она тебе поможет. А ещё она милая. Было бы здорово, заведи она побольше друзей.
      – Ясно. Так вот, насчёт вчерашнего дня.
      – Да-да?
      – Слухи о ней и белобрысом распространяются невероятно быстро. Ты так не считаешь?
      – Ага. Об этом говорили все, кто их видел. И даже сама Стелла сказала, что это правда…
      – Сама? Лично?
      – Да. Мы ждали дневной урок рокшенуксского языка, когда кто-то спросил у неё насчёт старшеклассника. «Он мой парень. Мы встречаемся и потом поженимся»! – ответила Стелла. Она же редко разговаривает, так что от её слов мы просто потеряли дар речи. Клянусь, после этого класс просто взорвался. А когда пришла учительница и спросила, в чём причина всеобщего шума, Стелла повторила то, что она говорила нам, и класс взорвался снова!
      – …Значит, она, и правда, сама всё подтвердила? Удивительно.
      В своём блокноте Дженни записала «слух оказался правдой», после чего продолжила расспросы:
      – Хорошо, отмотаем немного назад. Ты в курсе слухов о Стелле и громадном старшекласснике?
      – Ещё бы! Стелла и горилла – в прошлом триместре это была самая большая сплетня. Кстати, я тоже их видела вместе.
      – Правда? Тогда, для начала расскажи, когда этот слух появился, и в чём конкретно он заключается?
      – Ну-у, куча людей заявляло, что видели Стеллу с гориллой разговаривающими в укромных уголках. Я думаю, началось всё где-то с год назад. Постой, это же был тот триместр, когда мы поступили в школу. Так что должно быть даже больше.
      Дженни кратко записала полученную информацию.
      – То есть, вскоре после вашего поступления в среднюю школу?
      – Да.
      – Что из себя представлял этот слух?
      – Так как Стелла почти никогда не разговаривала с мальчиками, то поначалу никто не поверил. Всё выглядело так, будто это очередная городская легенда. Но вскоре их стали видеть вместе с периодичностью примерно раз в месяц. И тогда все поняли, что это уже не легенда. Кто-то даже предложил Стелле пожаловаться учителю, если старшеклассник её преследует. Но Стелла прямо ответила, что это не так. Тогда все перестали волноваться. В смысле, до тех пор, пока последние события полностью не затмили прошлые!
      – Когда ты видела их вдвоём?
      – В прошлом триместре. Эм-м… примерно в седьмом месяце.
      – Совсем недавно. И где?
      – Я пришла к подружке в гости в общежитие – она живёт на последнем этаже – и там я выглянула в окно, чтобы полюбоваться видами. А с краю как раз видна была библиотека…
      – Действительно, не самое людное местечко. На что походила их встреча?
      – Вот тут самое интересное. Я никому об этом не рассказывала, потому что никто бы мне не поверил…
      – Расскажи мне.
      – Выглядело так, будто ни преследование, ни принуждение здесь и рядом не стоят.
      – Значит?
      – Они походили на влюблённую пару.
      Рука Дженни на одно мгновение замерла над блокнотом.
      – …Почему ты так решила?
      – Потому что это было… так мило.
      – А точнее?
      – Они смотрели друг на друга и…
     
      Дженни поднялась с лавки.
      – Спасибо. Ты оказала большую помощь.
      – Рада была пригодиться! Если ещё что-то понадобится, ты знаешь, к кому обратиться!
      – Если ещё что-нибудь вспомнишь, позвони мне после занятий в клубную комнату. Если никто не поднимет трубку, то позвони мне домой.
      – Обязательно! Вот только я не знаю твоего номера.
      – Проверь бумажный мусор под своей лавкой.
      Школьница посмотрела вниз. Там, под небольшим камнем, лежал аккуратно сложенный лист бумаги.
      – Ух ты, здорово! Прямо как в шпионском фильме!
      – Увидимся.
      Даже не удостоив друг друга взглядом, Дженни и её осведомительница разошлись по разным сторонам. Школьный звонок подал сигнал к окончанию перемены.
      Возвращаясь в здание школы…
      – …
      Дженни раскрыла находящийся в левой руке блокнот и перечитала последнюю запись.
      [Они смотрели друг на друга и улыбались. Стелла никогда раньше не выглядела более счастливой и очаровательной, чем в тот момент.]
      – Ну ты даёшь, Ларри. Видать, что-то заметил… – тихим голосом пробормотала Дженни, убирая блокнот в сумку.

* * *

     – Ещё бы. Как они не могли стать предметом для разговора в школе, если каждый день себя так ведут? – заметила Наталья, закидывая кусок митлофа себе в рот.
      Шёл обеденный перерыв. Наталья с Ником, а также Мэг с Сероном сидели вместе и обедали, как и в предыдущий день. Отличие составляло только в том, что в этот раз они все ели приготовленную в школьной столовой пищу. Каждый заказал митлоф и салат, а Наталья до кучи взяла ещё и похлёбку из моллюсков.
      Как и в предыдущий день, Ларри со Стеллой сидели за отдельным столом на некотором расстоянии от них, как если бы находились в своём собственном мире. Стелла снова принесла с собой контейнер с самодельным обедом. И сидящие вокруг них школьники снова смотрели на них смущёнными взглядами.
      – Кто-то разузнал, что мы с Ларри друзья детства, и все начали до меня докапываться с расспросами о нём. Откуда мне знать, что у него там? Я ему кто, мамочка, что ли? Вот же блин, – пожаловалась Наталья.
      – В моём классе ко мне тоже обратилась школьница из театрального клуба. «Похоже, что помогавший нам с летним лагерем блондин ходит на свидание с младшеклассницей. Разве мы не должны вызвать полицию?» – так спросила она у меня, – вставил слово Ник, поднося ко рту ломтик отварной моркови на вилке и затем его съедая.
      – Это уж слишком… если двое счастливы друг с другом, то так тому и быть. Это же очень хорошо, – произнесла Мэг со слегка рассерженным лицом.
      – …
      Сидящий напротив неё Серон, ничем не выдавая своего счастья, глядел на девочку.
      Покончив с митлофом, Наталья продолжила:
      – Кстати, Серон. Мы новой информации не получили. А шеф вчера что-нибудь раздобыла?
      – …
      Молча опустив вилку и вытерев губы салфеткой, Серон подал голос:
      – Нет. На данный момент ничего достойного внимания.
      – Ясно.
      Больше вопросов Наталья не задавала, полностью переключив внимание на похлёбку из моллюсков. Она зачерпнула ложкой бульон и попробовала на вкус. Глаза девочки под очками засияли.
      – М-м… Вкусно. Ты стоишь того, чтобы твоя покорная слуга тебя съела, – прокомментировала она, беспощадно подчищая тарелку.
      – Мэгмика, как проходит репетиция театрального клуба? – сменил тему Серон.
      – Всё хорошо! Мне нравится!
      – Да, всё замечательно.
      Так ответили Мэг и Ник. Мэг продолжила:
      – Учительница Кранц упорно трудится. Президент Сиарс и вице-президент Улерикс выглядят счастливыми. Но репетиции продолжаются. Сегодня мы тоже не сможем прийти в клубную комнату. Передай Дженни мои извинения.
      – И мои тоже… Кроме того, что Ларри обрёл своё счастье, произошло ещё что-нибудь примечательное? – поинтересовался Ник.
      Ответ Серона был краток:
      – Нет.

К главе 3                                                                                                                             К главе 5