К содержанию                                                                                                                            На главную

Мэг и Серон V:
«Ловушка для Ларри Хепбёрна»
Глава 5 – Наручные часы

     После уроков.
      Облака на небе сменились льющими дождевыми тучами. У школьных ворот словно цветы распускались зонты расходящихся по домам учеников, а участники спортивных клубов с негодованием взирали на небо.
      Дженни вошла в комнату клуба журналистики. Серон с Ларри уже находились внутри. Даже не прикоснувшись к чаю, они с серьёзными лицами вели разговор.
      – Что происходит? – поинтересовалась Дженни. Ей ответил Серон:
      – Вчера вечером дед Стеллы позвонил Ларри.
      – Что? – спросила Дженни, присаживаясь на диван. – Ларри, он попросил тебя позаботиться о внучке?
      – Да.
      – …
      Дженни неодобрительно нахмурилась. Серон тут же дал ей краткий пересказ того, что ему рассказал ранее Ларри.
      – Ах да, забыл ещё добавить, – вставил дополнение Ларри, – я сегодня Стелле не говорил о звонке. Мне было неловко поднимать эту тему, и я не смог спросить у неё, почему она рассказала о нас своим родным.
      Прослушавшая всё до конца Дженни предложила теорию:
      – Превентивный удар.
      – Ты о чём?
      – Я предполагаю, что и родители, и дед Стеллы – одни из самых любящих людей в мире. Вероятно, они следят за всем, что делает их маленькая принцесса.
      – То есть, полная противоположность твоим родителям? – пошутил Ларри.
      – Наверное, – согласилась Дженни, затем продолжила. – Вот поэтому, чтобы контролировать родителей, она первой сделала свой ход, сказав им, что встречается с сыном авторитетной семьи.
      – Но её дед сказал, что рад позволить ей встречаться с кем угодно.
      – Это он так сказал, но со взрослыми никогда не знаешь, что у них на уме. Он может думать, что разрешает Стелле встречаться с тем, с кем она хочет, но со стороны всё выглядит совсем наоборот. Если бы ты его не впечатлил, он мог бы сказать «держись подальше от моей внучки». Но так как ты из семьи Хепбёрн, то он, вполне возможно, тебя одобряет. Так что будь благодарен своим предкам.
      – Гхм… может быть ты и права… Спасибо вам, предки…
      – Давайте предположим, что Стелла встречается со мной… – начал размышлять Серон. – Я сын матери-одиночки, являющейся главой новоиспечённой провинциальной продовольственной компании. Господин Уитфилд меня скорее всего не одобрил бы.
      – Серон, не принижай себя! Твоя мать просто невероятный человек!
      – И ещё одно, – произнесла Дженни. – Я разузнала, почему слухи о вашей со Стеллой будущей свадьбе распространяются так быстро...
      – М? – Да?
      – Потому что Стелла сама так сказала на дневных уроках. Это была не просто кучка сплетниц, раздувающих из мухи слона.
      – …
      Серон глубоко задумался.
      – Зачем ей так поступать? Я ведь даже отдалённо ни на что подобное не намекал. Может, она просто что-то не так поняла? – высказал свои сомнения Ларри. Он вовсе не выглядел счастливым, и говорил таким образом, словно у него было что-то на уме.
      – Может и так. Возможно, Стелла не хотела, чтобы люди думали, что у вас незаконные отношения. Самый быстрый способ узнать – это спросить её лично.
      – Я так и сделаю, – кивнув, сказал Ларри. – А ещё нам надо решить загадку с её наручными часами.
      – Значит, она выставляет на показ свои отношения и носит часы, которых у неё быть не должно… – пробормотала Дженни, доставая из сумки блокнот и раскрывая его. – Линус Фрэнсис, 18 лет. Учится в двенадцатом классе, – неожиданно продолжила она.
      Серон с Ларри слушали её внимательно, не пропуская ни слова.
      – Его родители владеют сетью столичных универмагов. Ага, тех самых высококлассных универсальных магазинов, которые расположены у всех трёх вокзалов Столичного Округа. Основателем бизнеса является дед Линуса, и его компания сейчас процветает. Так что он достаточно богатый человек. У него есть старшая сестра, но детальной информации о ней я не имею. Оценки по учёбе у него от низких до средних, и единственное что в нём есть примечательного это его телосложение. Он скромный и друзей у него не так много. Ещё он отверг все предложения спортивных клубов вступить к ним, и после школы сразу идёт домой. Хотя по его внешнему виду так не сказать, но он очень хорошо умеет работать руками. В прошлом году он в рамках подготовки школьного фестиваля в одиночку сделал для него очень сложные декорации. А ещё он всегда носит наручные часы… Это всё, что я смогла о нём раздобыть.
      – Спасибо, – поблагодарил её Ларри.
      – Ну и насчёт вчерашних слухов о Стелле…
      – Да?
      – Судя по всему, то, что они встречались в школе – правда. В показаниях свидетелей нет абсолютно никаких противоречий. Не похоже, чтобы восьмиклассницы преднамеренно распространяли глупые слухи.
      – Преднамеренные слухи?.. – пробубнил себе под нос Серон.
      – Свидетельница, с которой я сегодня разговаривала, сообщила мне, что в прошлом триместре заметила Стеллу с Линусом в библиотеке. И он вовсе к ней не приставал… свидетельница говорит, что они вместе весело смеялись.
      – …
      Голубые глаза Ларри хоть потускнели, но мальчик даже не нахмурился.
      – Дженни, ты ведь ещё следишь за ним? – спросил Серон.
      – О-о. Почему ты так думаешь?
      – Просто такое подозрение.
      – Серон, тебе что, трудно ответить на мой вопрос? Ну хорошо… Да, я всё ещё за ним слежу.
      – Каким образом? – поинтересовался Ларри.
      – Как только он после школы засобирался домой, я тут же вызвала господина Каца и приказала ему проследить за Линусом. Мне захотелось узнать все его действия. Маловероятно, конечно, но может он встречается со Стеллой вне школы, – невозмутимо ответила Дженни.
      – Ты просто нечто. Я на тебя рассчитываю.
      – Господин Кац позвонит нам в клубную комнату, если увидит что-то стоящее. Мы подождём здесь до захода солнца, но многого ожидать не стоит. Я надеюсь вы понимаете, что вести расследование не так легко, как это может показаться, – строго предупредила Дженни. И в этот самый момент зазвонил телефон.
      – Ох. – Ух.
      Серон с Ларри тяжело задышали от нетерпения.
      – Блин… – с погрустневшим лицом произнесла Дженни и подняла трубку. – Это я… Хм... Хм-м… Понятно… Где?.. Хорошо. Как и планировалось, Литнер меня заберёт... Да... Спасибо за информацию. До встречи.
      Дженни быстро закончила разговор и повесила трубку. Серон с Ларри посмотрели на девочку.
      – Мы выследили перемещение Линуса Фрэнсиса. Сейчас я с Литнер поеду на разведку. Вы участвуете?
      – Конечно же я еду!
      – Поехали.
      Незамедлительно ответили двое мальчиков.
      – Отлично... По пути я расскажу вам детали.
     
      Покинув комнату, Дженни, Серон и Ларри с зонтиками в руках направились к воротам. Дженни несла с собой ещё и кожаную сумку с фотоаппаратом.
      Обычная после занятий пробка у ворот прошла, так что кольцевая развязка оказалась свободной. Все члены клуба журналистики забрались в небольшой фургон, которым управляла Эльза Литнер – водитель и телохранитель Дженни. Литнер была молодой темноволосой женщиной возрастом в районе двадцати пяти лет. Ранее она сопровождала клуб в летний лагерь, поэтому Серон с Ларри с ней уже были знакомы.
      Серон занял пассажирское сиденье справа от водителя, Ларри и Дженни достались места сзади. Все дружно поздоровались с Литнер, после чего автомобиль тронулся в путь.
      – Госпожа Дженни, ваши вещи позади.
      – Спасибо.
      Дженни развернулась и с багажного отделения за сиденьями достала длинную сумку. Внутри сумки находились большой однообъективный зеркальный фотоаппарат и похожий на астрономический телескоп непомерных размеров телеобъектив, достаточно большой, чтобы его можно было использовать в качестве дубинки.
      – Ух ты, – у Ларри изумлённо округлились глаза.
      – И цена у него соответствующая.
      – И так понятно, могла бы и не говорить.
      Дождь немного утих. Машина продолжала движение по оживлённой улице.
      – И куда мы направляемся? – поинтересовался Ларри.
      – На этой улице находится техническая школа Бальфур. Слышал о такой?
      – Да. А ты, Серон?
      – Нет, впервые слышу... Можешь рассказать подробнее?
      – Это школа дополнительного образования. На самом деле она является филиалом профессионально-технического училища Бальфур, и занятия в ней начинаются в конце дня, когда студенты училища расходятся по домам. Ученики технической школы могут пользоваться помещениями и оборудованием училища, а уроки включают в себя самые разнообразные технические направления: от несложной деревообработки и до конструирования автомобильных двигателей. В этой школе в большинстве своём учатся люди, которые уже где-то работают, но хотят получить техническое образование, чтобы сменить сферу деятельности. Ну и стоимость обучения в ней соответственно дорогая.
      – Спасибо, Ларри, – поблагодарил рассказчика Серон.
      – Поразительно. Даже я всего этого не знала, – добавила Дженни. И она тут же догадалась, почему. – Ага, я поняла, откуда ты в курсе.
      – Дженни, у меня что, это на лице написано?
      – Ты не был уверен, что со своими оценками сможешь поступить в нашу школу, так? Поэтому ты чисто на всякий случай подумывал ещё и об училище. И ты выбрал ПТУ Бальфур, потому что это самое престижное училище во всём Столичном Округе, выпускающее высококлассных технических специалистов и инженеров. Я права?
      – …Т-ты великий детектив, Дженни. Значит, Линус пошёл в Бальфур?
      – По словам Каца, он вошёл в неё без колебаний. Но…
      – Но? – Но?
      – По пути в школу он переоделся в туалете универсального магазина.
      – Хм-м. – О как.
      – Хотя техническая школа и предназначена для уже работающих людей, но в ней нет возрастного ограничения. Даже подросток может в неё поступить. Только…
      Ларри продолжил с того места, где остановилась Дженни:
      – Он стал бы бросался в глаза, если бы пришёл в форме старшей школы. Поэтому ему пришлось переодеться. И вполне логично, что он скрывает это от одноклассников.
      – Я не стану печатать данную историю в газете, так как это не домыслы, а факт.
      – Что у тебя за газета такая?.. Как бы то ни было, зачем Линус пришёл в техническую школу? Неужели он в ней что-то изучает?
      – Наверное, если только он не ходит туда, чтобы позависать с учащимися там друзьями.
      – Но Дженни. То есть, он ходит и в старшую, и в техническую школы? Каждый день? – с сомнением произнёс Ларри. Серон с ним согласился:
      – Трудно представить, чтобы кто-то посещал две школы одновременно. Гораздо проще было бы с самого начала вместо старшей школы пойти в училище. Может, он готовится поступать в университет, а в Бальфуре просто изучает что-то в качестве хобби?
      – Или может его успеваемость настолько упала, что он решил попробовать Бальфур? Хотя, в таком случае проще было бы старшую школу вообще бросить. Ничего не понимаю, – произнесла Дженни.
      К этому времени они оказались перед профессионально-техническим училищем Бальфур. Его три малоэтажных корпуса, окружённые низкими стенами, напоминали собой промышленную фабрику.
      Дженни велела Литнер медленно проехать мимо училища. Проезжая мимо ворот, девочка прицелилась и стала фотографировать с помощью своего дальномерного фотоаппарата.
      – Что будем делать? Я не сомневаюсь, что нас пустят на экскурсию, но в нашей школьной форме мы будем выделяться, – спросил Ларри.
      – Обойдёмся без посещения. Литнер, отвезите нас к Кацу, – приказала Дженни. Автомобиль подъехал к многоквартирному жилому дому в соседнем с училищем квартале и остановился.
      Дождь почти полностью прекратился.
      – Возьми сумку, Ларри, – выходя из машины сказала Дженни, передавая тому длинную сумку. В это же самое время из здания вышел Кац в своём обычном чёрном деловом костюме.
      – Добрый день, госпожа Дженни. Рад снова вас видеть, господин Максвелл. Господин Хепбёрн.
      Кац повёл группу внутрь многоквартирного дома. Ларри перекинул длинную сумку через плечо и спросил:
      – Нам разрешено войти?
      – В доме есть квартиры, которые сдаются в аренду. Так что ведите себя так, словно пришли подыскать себе жильё.
      Все четверо поднялись на лифте на пятый этаж. Там в коридоре они столкнулись с держащей в руках пустую корзину для покупок женщиной среднего возраста. Судя по всему, она была местной жительницей.
      – Здравствуйте! Мы пришли посмотреть квартиры. Здесь очень милые и уютные помещения, – с улыбкой на лице поздоровалась Дженни. Женщина улыбнулась ей в ответ:
      – Так и есть. Не торопитесь, когда будете осматриваться!
      – Теперь, когда дождь закончился, вы собираетесь за покупками?
      – Совершенно верно! В двух кварталах отсюда находится торговый район.
      – Звучит очень удобно.
      Ничего не подозревающая улыбающаяся женщина вошла в лифт.
      Дженни, Серон, Ларри и Кац прошли до конца вестибюля – к общему балкону, заставленному стульями, столами и сложенным зонтом-парасолью.
      С балкона им открылся вид на всю территорию училища Бальфур. Дженни стянула с плеча Ларри длинную сумку и вынула из неё фотоаппарат с прицепленным к нему телеобъективом. Затем она достала из своей собственной сумки два бинокля и вручила их Серону с Ларри.
      Кац был единственный, кто остался на балконе стоять. Остальные же пригнулись, чтобы скрыться из виду, и направили свои линзы по направлению к училищу.
      Не обращая внимания на мокрый пол, Дженни опустилась на одно колено и примостила длинный объектив на стул.
      Три корпуса училища находились в прямой видимости.
      – Я беру на себя ближайшее строение. Ларри, ты бери самое дальнее. Серон – то, что посередине. Как только увидите гориллу с фотографии, тут же об этом сообщите. И я надеюсь мне не надо вам напоминать, что мы делаем это только для того, чтобы выяснить, чем он занимается в этой школе.
      – Самое что ни на есть подглядывание, – пробубнил Ларри, но всё же подчинился приказу и стал один за другим изучать кабинеты.
      В первом классе, который он увидел, располагались широкие парты, за которыми около десяти взрослых учеников занимались деревообработкой. Красиво отделанные деревянные предметы вероятней всего обернутся роскошнейшими креслами.
      В следующем классе ученики занимались резьбой по круглым пластам дерева. Это было традиционное рокшенуксское искусство изготовления декоративной посуды.
      Дженни тоже через видоискатель просматривала классы.
      В первом классе, который она увидела, ученики занимались изготовлением духовых музыкальных инструментов. Они осторожно сгибали золотистые латунные трубки.
      В следующем классе ученики занимались настройкой различных духовых инструментов.
      – Вот он! – коротко воскликнул Серон. – На первом этаже центрального здания. Третий кабинет справа.
      Ларри с Дженни развернули свои линзы.
      В кабинете парты и стулья располагались на одинаковых расстояниях друг от друга – всё так же, как и в обычной школе. Только здесь сами парты были очень высокими. Люди за ними сидели в белых халатах. Парты доходили им почти до плеч. Ученики почти обнимали парты, когда склонялись к расположенным на них перед глазами маленьким объектам и шевелили обеими руками за работой. На партах располагались настольные лампы и небольшие коробки, похожие на футляры для ювелирных украшений.
      – На задней парте у окна. Это наверняка Линус, – произнёс Серон.
      Как он и сказал, в конце класса сидел Линус с затянутой в белый халат массивной фигурой и огромными руками на столешнице. К его левому глазу было прицеплено маленькое цилиндрическое увеличительное стекло. Такое увеличительное стекло с большим увеличением называется «часовая лупа».
      Полностью погрузившись в работу, Линус изучал крохотный объект перед ним. Если не учитывать направление его лица, то казалось, что школьник лежит на парте.
      – Это точно он, – сказала Дженни, после чего раздался щелчок спуска затвора. Девочка промотала плёнку и сфотографировала ещё раз. Затем ещё несколько раз, меняя перед этим экспозицию.
      – Что они там такое собирают так близко у глаз? – поинтересовался Серон. Через бинокли и фотоаппарат мелких деталей было не разобрать.
      Но Ларри узнал их с первого же взгляда:
      – Элементарно, – произнёс он довольно печальным тоном. – Это часы.

msv5c51

* * *

     Как только отряд наблюдателей начал собирать вещи, чтобы уйти…
      – Когда уже настанет мой черёд блистать? – прошептала Наталья.
      Репетиция переместилась из спортивного зала в зрительный зал, в котором театральный клуб будет проводить показ постановки. Ожидая своего часа, Наталья со школьным оркестром сидели на стульях у подножия сцены, как это будет и во время представления.
      На сцене кураторша Кранц со всей своей страстью давала участникам театрального клуба уроки актёрского мастерства. В результате оркестру и четырём хористкам делать было нечего. Десятки людей скучали в ожидании.
      – Я хочу выступить. Я хочу петь, – прошептала одна из четырёх членов клуба хорового пения – девочка с хвостиками.
      Учительница Кранц на сцене закончила и громко хлопнула в ладоши.
      По сигналу, одетый в школьный спортивный костюм Чёрный рыцарь Ник выскочил с правой стороны сцены и занял её центр.
      – Но запомни! Я знаю твою истинную личину! – воскликнул он громким голосом.

* * *

     – Привет, Мэг. Давненько не созванивались.
      [Да уж, минули многие времена, дорогая Лилианна Айкасия Коразон Уиттингтон Шульц. Как ваше здравие?]
      – Ух ты! Мэг, а у тебя хорошо получается говорить на древнем рокшенуксском наречии!
      [Хе-хе-хе. Спасибо-спасибо. Во время репетиции представления я слышала очень много устаревшего наречия, вот захотелось и самой попробовать.]
      – Всё ещё возишься с театральным клубом? Тебе не тяжело?
      [Ага. Каждый день приходится потрудиться. Они вызывают нас, но чаще всего мне у них вообще не удаётся попеть. Прямо как сегодня.]
      – Отстой. Но обещаю, я обязательно приду на выступление.
      [Спасибо, Лилия. Мы со старшеклассниками будем петь от всей души. Это так здорово – петь под живой оркестр...]
      – Как дела с клубом журналистики?
      [Театральный клуб занимает меня целиком. Наша президент Дженни сильно этим недовольна.]
      – Хех.
      [Кстати, Лилия, ты носишь наручные часы? Мне кажется, я раньше видела их у тебя в комнате.]
      – Да. Я надеваю их, когда выхожу из дома.
      [В Рокше не принято, чтобы школьницы носили часы?]
      – Ага, здесь ты не часто встретишь девчонок с часами. В смысле, он ведь дорогущие.
      [Ясно. А что ты?]
      – На самом деле мне отдала свои старые часы мама.
      [О-о-о.]
      – Так что в действительности это мужская модель и совсем не милая. Они сделаны очень большими и легко читаемыми, потому что разработаны специально для пилотов. В них ходишь как в рыцарских доспехах. Поэтому я не часто их надеваю.
      [Понятно.]
      – Мама сейчас носит новые, которые она получила на работе от часовой компании. Компания проводила рекламную акцию, типа элитные пилоты ВВС носят их продукцию, и раздала им всем по часам. Мамины коллеги сказали, что их и старые устраивают, а вот мама свои взяла. «Раз дают на халяву, то зачем отказываться», – так аргументировала она.
      [Как интересно. А эта часовая компания, случаем, не «Уитфилд»?]
      – Нет, вроде что-то другое. Хотя, я всё равно не помню их название.
      [Как ты считаешь, твоя мама Аллисон когда-нибудь появится в рекламе наручных часов? Красивая лётчица-испытательница ВВС наверняка привлечёт внимание!]
      – Ты так думаешь? Я уж не знаю. Ты ведь в курсе, какая она у меня. Однажды она без разрешения вылетела на тестовой модели самолёта и в результате ей пришлось писать докладную. Не то чтобы у неё был большой выбор, но всё же… (прим. пер.: тут идёт намёк на второй том, седьмую главу книги «Лилия и Трейз», где Аллисон спасала путешествующую дочь. Данный сюжет отражён в 17-й серии аниме «Аллисон и Лилия»)
      [Что?]
      – Нет, ничего. Просто разговариваю с собой.

* * *

     Двадцать шестой день девятого месяца.
      Это был следующий день после наблюдения за школой Бальфур. Погода стояла хорошая.
      И снова Стелла подловила Ларри, когда он через ворота проходил на школьный двор, и снова взяла его под руку. На обеде она открыла приготовленный дома контейнер с едой.
      Непопулярный качок и молчаливая невзрачная тихоня. Как влюблённая пара они уже стали легендой столовой. Это автоматически означало, что витающая вокруг них таинственность исчезла, и другие школьники всё меньше и меньше стали обращать на них внимание. Сегодня они просто проходили мимо, как будто ничего не происходит.
      Четверо членов клуба журналистики, за исключением Дженни, обедали пищей из школьной столовой. Они перестали наблюдать за Ларри и самым обычным образом наслаждались обеденным перерывом.
      – Еда в столовой чертовски хороша, так что жалобы не принимаются, – произнесла Наталья, как обычно с двойной порцией на своём подносе.
      – Давайте поедим. И я думаю нам больше не стоит смотреть на Ларри со Стеллой, – вставила слово Мэг.
      – Есть какие-либо изменения? – поинтересовался Ник.
      – Может да, а может и нет… Потом расскажу в клубной комнате, – ответил Серон, уклоняясь от заданного вопроса.
     
      После занятий Дженни, Серон и Ларри собрались в клубной комнате. Они расселись на диванах вокруг кофейного столика.
      – Для начала, давайте разберёмся с тем, что у нас есть, – произнёс Серон.
      На столе лежала фотография погружённого в работу Линуса. Изображение было зернистым, потому что Дженни его потом увеличила, но зато на нём ясно было видно, что мальчик собирает часы. Ларри с Дженни молчали, давая слово Серону.
      – В начале триместра Стелла Уитфилд предложила Ларри встречаться, но сказала, что может видеться с ним только в пределах школьной территории. Когда Ларри согласился, она начала всячески выставлять их отношения напоказ. Она сказала своим одноклассникам и своей семье, что они с Ларри встречаются и потом поженятся, – безразличным тоном перечислял факты Серон.
      – …
      Не говоря ни слова, Ларри слегка кивнул головой.
      – Давайте отмотаем немного назад. Вскоре после того как Стелла Уитфилд поступила в нашу школу, её заметили с тогда ещё одиннадцатиклассником Линусом Фрэнсисом. Все подумали, что он её преследует, но существуют все шансы того, что они состояли в близких отношениях – по крайней мере до нынешнего триместра. Насчёт них стали распространяться слухи. Сам же Линус Фрэнсис поступил в техническую школу Бальфур и начал изучать часовое дело.
      На этом месте Серон прервался. Вместо него продолжила Дженни:
      – Если сделать определённые размышления, то можно прийти к простому выводу, что до нынешнего триместра Стелла встречалась с Линусом, потом она его бросила и переключилась на Ларри. Должно быть, она выставляет свои новые отношения напоказ, чтобы тем самым сказать Линусу, что она нашла для себя кого-то нового, и что тот должен от неё отстать.
      – Верно, – согласился Серон.
      – Надеюсь, что это действительно так, – с надеждой в голосе произнёс Ларри. Дженни стрельнула в него снисходительным взглядом:
      – А ну, Ларри Хепбёрн.
      – Да, Дженни? Ты меня пугаешь.
      – Колись уже, что у тебя в голове.
      – Ты о чём?
      – Что ты задумал? Обычно человек не просит проследить за тем, с кем только-только начал встречаться. Я решила тебе помочь только потому, что мне стало интересно, что это за ненормальная, которая решила с тобой встречаться. Но я и подумать не могла, что всё зайдёт так далеко.
      – Ну-у, это…
      – И Серон! – в этот раз Дженни смотрела уже на Серона.
      – Что такое?
      Серые глаза Серона невозмутимо посмотрели на неё в ответ.
      – Почему ты незамедлительно согласился с просьбой Ларри? Он тебе заранее что-то рассказал?
      – Нет. – Нет.
      Серон с Ларри ответили одновременно. Серон продолжил:
      – Меня удивило то, что Ларри попросил за ней проследить, но я подумал, что у него есть на то веская причина. Я решил помочь, потому что знаю, что он мне всё расскажет.
      Голубые глаза Ларри сузились от улыбки.
      – Спасибо, – поблагодарил он друга.
      – Не за что, – ответил Серон своим обычным тоном, как будто Ларри попросил у него на время карандаш.
      – Тьфу! Ну почему все парни такие зануды?! – произнесла Дженни со смехом. – Но я в отличие от вас – девочка. И я устала от всей этой двусмысленности. Ларри, я требую правду.
      – Хорошо… – сказал Ларри и сделал глубокий вдох.
      Он закрыл глаза, поднял лицо к потолку и выдохнул. Затем он опустил лицо вниз и поднял веки. Его голубые глаза смотрели на Серона с Дженни.
      – Стелла, – с решительным видом произнёс Ларри, – меня не любит.

К главе 4                                                                                                                             К главе 6